установить 1 икс бет на телефон

Сдружился с телохранителем Канье Уэста и испил водки со звездой НБА.

В конце декабря свершилась премьера спортивной драмы «Движение вверх», посвященной победе сборной СССР по баскетболу над сборной США на летних Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене. До конца финишного матча оставалось три секунды. Белорусский разыгрывающий Иван Едешко дал пас через всю площадку на Александра Белова, русский центр выиграл борьбу у Кевина Джойса и Джима Форбса и принес собственной команде победу – 51:50.

Что вы должны знать, если собираетесь глядеть «Движение вверх»

В кинофильме снялся белорусский актер Егор Климович, сыгравший роль русского центрового Александра Болошева. По итогам съемок он ведает о Машкове и Михалкове.  

Егор Климович

– Расскажи о для себя.

– Мне 33, родился в Минске. Уже 10 лет живу в Москве. После школы поступил в БГУИР на программера. В то время вернули легендарную советскую команду по баскетболу РТИ, но с новым заглавием – «Импульс-БГУИР». Она соревновалась в первой лиге, и меня взяли туда. Мы вышли в высшую лигу, три сезона я выступал в чемпионатах Беларуси. Играя в баскетбол, параллельно занимался режиссурой на канале СТВ и обучался. По окончании института мне как раз поступило предложение поехать в Москву работать режиссером на «Эксперт-ТВ», и я перебрался туда. Потом попал в синематограф как монтажер, позже как режиссер. У меня были эпизодические роли в телесериалах.

– Ты желал стать проф баскетболистом?

– Спорт – большая часть моей жизни, так как я грезил стать проф баскетболистом. Из-за томных травм пришлось завязать: у меня было два открытых перелома одной ноги. Оба раза – на матчах, 2-ой из-за того, что не восстановился до конца. Я себя не воплотил в спорте, пока не попал в «Движение вверх». Сообразил, что все было не напрасно. Не нужно мыслить, что спорт – это только Олимпийские игры и чемпионаты мира. Если ты что-то вправду любишь, то для тебя это понадобится. В Москве иногда ностальгирую по родному Минску, куда очень люблю приезжать. Смотрю за БАТЭ, ЦСКА, который тренирует Виктор Гончаренко, и «Цмокамі». Не так давно был матч Евролиги ЦСКА – «Маккаби», нас, актеров «Движения вверх», пригласили представить кинофильм в перерыве. Мы уже имеем прямое отношение к баскетбольному обществу.

Еще есть традиция: последние два года, когда начинается конец НБА, мы с ребятами заводим будильники на 4 утра, просыпаемся и едем в спортивный бар. Я поддерживаю «Кливленд». Не могу сказать, что дико фанатею, но время от времени поглядеть могу.

До сего времени играю в баскетбол – в Столичной лиге. У нас очень суровый уровень. В моей команде играет Николай Падиус, фаворит Европы, который в 2007-м обыгрывал испанцев. Нога меня практически не волнует. В общем, спорт в моей жизни находится всегда.

– Как ты попал в кино?

– У меня есть друг юношества – продюсер Дмитрий Рубежин. Когда у нас была пауза меж телевизионными проектами, он предложил мне пойти монтажером в сериал «Месть», который снимался в Минске. Синематограф – это такая штука, стоит один раз испытать, и он тебя мгновенно затянет. После чего началась кинокарьера. Я работаю то режиссером, то актером, то монтажером. Было пару удачных фестивальных работ: «Нормандия-Неман», «Правило Кубертена».

С Арт Дэйви и сестрой Агатой

Новый кинофильм делаю вместе с сестрой Агатой – документальное кино про Олега Тактарова. Это большой интернациональный проект. Героями кинофильма станут Дэнни Трехо, Арт Дэйви (человек, который вымыслил UFC), Артем Лобов – спарринг-партнер и самый близкий друг Конора Макгрегора.

Съемки документального кино про Олега Тактарова. Дэнни Трехо слева

– Кто пригласил тебя на съемки кинофильма «Движение вверх»?

– В один красивый денек агент, знавший про мой уровень баскетбола, позвонил и произнес: «Егор, студия «ТриТэ Никиты Михалкова» собирается снимать кинофильм про баскетбол». Пройдя все кастинги, я получил роль. Историю, взятую за базу кинофильма «Движение вверх», знал с юношества. У моей матери Татьяны Костюниной сложилась красивая карьера режиссера на телевидении, а ранее она занималась легкой атлетикой, была рекордсменкой БССР. Она мне ее и поведала.

– Как проходили кастинги?

– Вначале это знакомство с кастинг-директором – выдающейся Натальей Кременской. Она открыла актрису Ольгу Куриленко, работала с режиссером Хазанавичусом, который снимал оскароносный кинофильм «Артист». Кременская вправду мэтр в плане кастингов.

Позже – собеседование с режиссером Антоном Мегердичевым, который снимал «Бой с тенью 2», «Метро». Потом – актерские пробы, и только после их – тренировки по баскетболу, которые проводил Саша Белов, отпрыск знаменитого русского баскетболиста Сергея Белова. Он давал свое заключение, довольно ли спортивной подготовки, чтоб быть кандидатом в советскую сборную.

– Позже начались съемки.

– Кое-где по 3-4 съемочных денька мы провели в Прибалтике, Грузии и Лос-Анжелесе, но в большей степени все снимали в Москве. Это был уникальный проект для актеров. Целый год мы репетировали. Прогуливались по трижды в неделю, как на работу, в абсолютном незнании, утвердят нас либо нет. Утверждение вышло за неделю до начала съемок. Все ребята желали попасть в советскую сборную. Мы уже приблизительно представляли, кого могут взять. Одним из счастливчиков стал я: мне дали роль Александра Болошева, не наибольшую из русской сборной.

– Что было самым сложным?

– Тренировки шли обычно два-два с половиной часа. А вот когда начались съемки, это была очень томная работа. К актерам, игравшим русских баскетболистов, прикрепили дублеров, но не ко всем. У меня и еще несколько ребят дублеров не было. Приходилось проводить на баскетбольной площадке по 12 часов. Только разогреешься, сцены снимут, позже садишься, пауза. И так по кругу.

Даже когда я занимался мастерски, не испытывал таких нагрузок. Но нужно сказать, что компания «ТриТэ» организовала неописуемые условия: массажисты, докторы, бани, витамины, хорошая пища. Для нас делали все, чтоб мы находили силы сыграть в сложнейшем по постановке матче. К нам относились очень почтительно, понимая, что у нас неописуемые физические нагрузки. Вообщем, когда ты играешь, для тебя кажется, что ты очень стремительно двигаешься, обладаешь неописуемой техникой. Но позже смотришь видео, неспешная картина разочаровывает. Нам необходимо было передвигаться по площадке на наибольших скоростях, чтоб сделать динамику.

– Как стремительно отыскал общий язык с остальными актерами?

– Начались тренировки, и мы как-то сдружились все. С первых занятий уже ощущали приблизительно, кого утвердят. Наш коллектив сформировался довольно стремительно. Год репетировали, год снимали, у нас масса премьер и презентаций – практически мы уже 3-ий год работаем над проектом. За этот период стали большой киносемьей. До сего времени общаемся и с южноамериканскими актерами, и с нашими ребятами. Не так давно с некими прогуливались в бар глядеть баскетбольный матч ЦСКА – «Барселона».

С южноамериканскими актерами

Америкосы нас по «уэст-кост» именуют братья :). Самое увлекательное, что они узрели во мне гида по ночной Москве. Как у нас заканчивались съемки, мужчины сразу писали мне: «Ну что, чувак, куда сейчас едем?» Мы прогуливались в бары, музей имени Пушкина, «Третьяковку». Спустя две недели съемок продюсеры вызвали меня и произнесли: «Егор, мы запрещаем для тебя разговаривать с янки. После походов с тобой у их нет сил играть в баскетбол». Как-то мы прогуливались в бар: 5 темнокожих янки и я. По-настоящему ощутил себя белоснежной вороной. Очень опешил, как нашим девчонкам нравятся темнокожие ребята. Все на их направляли внимание. Даже стал переживать, что мой цвет кожи недостаточно смуглый. Может, у кого-либо даже появятся «фестивальные дети» :).

– Сдружился с кем-то?

– Янки Сол всегда повторял: «Егор, ты таковой же крутой в Москве, как я в Лос-Анджелесе. Когда ты приедешь ко мне, я для тебя все организую». Вообщем, кроме актерства он подрабатывает телохранителем у Канье Уэста. Во время съемок с нами особо не общался и не гулял по Москве. Но когда я приехал в Лос-Анджелес, 1-ый, кто мне позвонил, был Сол: «Ты где? Я еду». Даже сериал есть таковой «Лучше звоните Солу» :). Он приехал на спортивной Infinity, и мы направились к Стэйплс-Центру – знаменитой арене, где играют «Лос-Анджелес Лейкерс» и «Лос-Анджелес Клипперс».

Сол в голубой майке

Вечерком Сол произнес, что мы идем в гей-клуб. Я поразмыслил: мы же гетеросексуалы, для чего нам туда? Он переубедил меня: «Ты ничего не понимаешь, там много привлекательных девчонок, которые задумываются, что в клубе одни геи, и они не будут приставать :)». Каково было наше удивление, когда мы пришли в гей-бар и повстречали там Денниса Родмана. Он был в пижаме и кроксах.

 С Деннисом Родманом

Мы с Солом и Родманом выпивали вкупе, при этом это была водка. А когда мы пришли в джазовый клуб, узрели там Ар Келли. Для баскетболистов это знаковый музыкант, так как он исполнил песню «I believe I can fly» в кинофильме «Космический джем» с Майклом Джорданом. Я был очень рад повстречать таких звезд. И все это благодаря нашему проекту – «Движение вверх».

– Ты не просил его познакомить с Канье Уэстом?

– Ну, нет. Не было повода. Зато мы выпили с Деннисом Родманом. Для баскетболиста это еще ценнее, чем повстречаться с Канье Уэстом.

***

– Кто запомнился из актеров?

– Непременно, Владимир Машков и Андрей Смоляков. Это самые дисциплинированные артисты на съемочной площадке. Наилучших курсов по актерскому ремеслу для юных ребят не придумаешь. С ними круто находиться рядом и перенимать опыт. Машков и Смоляков – актеры мирового уровня.

С Владимиром Машковым

Машков всегда давал подсказку. Разъяснял какие-то тонкости, как необходимо играть. Человек – это очень узкий инструмент, даже более узкий, чем хоть какой музыкальный. Чтоб им обладать – при помощи взглядов, мимики – нужен большой талант.

Также запомнился Джон Сэвидж, который снимался в «Твин Пиксе» и знаменитом «Охотнике на оленей» совместно с Де Ниро. От него за километр веяло актерской энергетикой.

Нужно сказать, южноамериканские ребята, когда приехали, Сэвиджа не сходу узнали, так как он звезда Голливуда 80-х и 90-х, а вот о Машкове слышали все.

– Как вы познакомились с Никитой Михалковым?

– Мы познакомились еще на Столичном кинофестивале в июне 2017-го, где мне посчастливилось быть основным ведущим. С Никитой Сергеевичем мы совместно репетировали и выходили на одну сцену. К нему существует полярное отношение. Но он очень заботливо относится к своим проектам, всегда помогает и дает подсказку. Я отношусь к нему с огромным почтением. Многие делают вывод по медийному виду, но когда я пообщался с ним лично, сообразил, как он приятный человек с неописуемым чувством юмора. Где ни окажется, всегда будет забавно. То же самое могу сказать и про Машкова. Вообщем, Никита Михалков вкупе с Леонидом Верещагиным на собственных плечах вынули этот проект.

С Никитой Михалковым

– С белорусским режиссером кинофильма Андреем Курейчиком ты был знаком еще до съемок?

– С Курейчиком меня познакомил продюсер Сергей Якубовский. Мы собирались снимать белорусскую версию «Елок». Я там был должен исполнять обязанности 1-го из режиссеров-постановщиков, а Андрей – сценариста. Но проект отложился по техническим причинам. Вообщем, мне очень приятно, что я не единственный белорус в «Движении вверх». Кстати, Иван Иванович Едешко, знаменитый баскетболист, который нас консультировал, тоже белорус, родился в Гродненской области. Мы занесли лепту в кинофильм, у которого самый высочайший рейтинг на «Кинопоиске» за всю историю русского современного кино. Более того, когда его на данный момент смотрели в комитете по пропаганде Прибалтики, то произнесли, что это наилучшее русское кино за последние 20 лет.

– Ты так отлично отзываешься о кинофильме, а что-то негативное было?

– Только то, что все мои диалоговые сцены вырезали. Это персональное расстройство. Я поглядел кинофильм и сообразил, что все сделали верно: кино вышло оживленным и незатянутым. Вроде я знал, как все выполнялось, как снимались кадры. Но оценивал кинофильм как непредвзятый зритель. Знал, что америкосы проиграют, но в душе не веровал. В концовке сделали замедленный кадр, где летит мяч, он на мгновение становится основным героем кинофильма. В тот момент я от всей души расплакался.

Еще очень горжусь тем, что мне довелось исполнить самый непростой слэм-данк в финишном матче. Хоть какой баскетболист произнесет, что пронести мяч под ногой неописуемо трудно.

А вообщем, если гласить о каких-либо успехах, их нужно сразу забывать и опять обосновывать состоятельность в других фильмах. Для меня очень ценно, что я обрел друзей на всю жизнь.

– Вдовы баскетболистов Кондрашина и Александра Белова подали иск против создателей «Движения вверх», пытаясь обосновать, что кинофильм искажает реальную историю. Как ты к этому относишься? 

– Понятно, что мы не можем прочуять их переживания. Да, в кинофильме находится вымысел. Да и Александр Белов, и Кондрашин (в кинофильме Гаражин) показаны выдающимися личностями. Естественно, если б это был мой дедушка, я бы закрыл глаза на выдумку, понимая, что это игровое кино. Мне бы хотелось, чтоб вдовы баскетболистов отыскали внутри себя силы поглядеть кинофильм непредвзято. На данный момент многие начинают пересматривать тот матч 1972 года, молодежь выяснит о Кондрашине и Белове. Не было бы кинофильма – они бы так и остались в памяти старшего поколения. Что может быть лучше, чем увековечить величавые имена? Весь наш коллектив уповает, что когда-нибудь они пересмотрят свое отношение к проекту.

С Владимиром Машковым

Иван Иванович Едешко высказывал такое мировоззрение, что Машков привнес в нрав тренера Гаражина что-то свое и даже мало его идеализировал. Кстати, с Едешко мы познакомились за пару лет ранее проекта. Он подарил мне автобиографию «Три секунды и не только», где было написано: «От игрока Ивана игроку Егору». Помню, на один из первых кастингов я пришел с этой книжкой, показал ему и произнес: «Смотрите, как отлично я все знаю :)»

Фото: kinopoisk.ru (1); из личного архива Егора Климовича