скупка аккаунтов 1xbet

Две недели вспять мы размышляли, почему Серена Уильямс заслужила Большой Шлем. Вчера мы считали, что он уже у нее в кармашке.

Пока не оказалось, что мы погорячились. Большой Шлем сорвался, цены на билеты и надежды телевизионщиков на рекордые рейтинги обвалились почище рубля, конец южноамериканского «Шлема» из государственного триумфа перевоплотился в Денек Колумба. Но кто произнес, что вечеринка была испорчена?

За час до конца на главной аллее Теннисного центра Билли Джин Кинг то и дело мерцают итальянские флаги, накинутые на плечи либо повязанные на бедрах. Почаще их – только итальянцы в пиджаках с платками-паше и прическами, которым позавидовали бы члены клана Сопрано. Итальянской речи, естественно, не больше, чем британской, но еще больше, чем обычно. В фудкорте, вобщем, самые длинноватые очереди за мексиканской пищей и морепродуктами – даже мало жалко, что не за пиццей и пастой.

За 5 минут до конца церемония развертывания южноамериканского флага под государственный гимн в выполнении Сиары смотрится достаточно смешно. Группа итальянцев за моей спиной с трудом сдерживает возбуждение, не замолкая ни на один миг. С самого начала матча они самоотверженно хворают за «Робертину», пока американки впереди удивленно изображают робертинин резаный бэкхенд.

Во время матча вспоминается меткое наблюдение Винус Уильямс о том, что люди очень обожают, когда на их очах творится история. История, которую мог сотворить US Open-2015, прекрасная и справедливая. Привлекательнее и справедливее только та, что он сотворил: конец 2-ух дебютанток, которым на двоих 65 и которые выросли в 65 километрах друг от друга. Всякий раз, когда одна из их сдержанно празднует выигранное очко либо рукоплещет удару другой, думаешь об драматичности жизни. Конец, скажем, Уильямс – Шарапова, как на последнем Australian Open, – самая звучная теннисная вывеска, транслирующаяся за границы чисто теннисной аудитории, а ведь итог, будем откровенны, известен заблаговременно. Конец Винчи – Пеннетта, билеты на который скидывали за 60 баксов, увлекателен итальянцам и теннисным гикам, хотя он так и шепчет: смотрите, ничего непонятно заблаговременно. Чудеса бывают. Если делать свое дело довольно длительно и довольно отлично, можно в один прекрасный момент оказаться там, куда никогда даже не стремилась. Если играть себе, а не для истории, то тоже можно одолеть ту, которую считают сверхчеловеком. И даже уступив важнейший матч в карьере, можно обнять соперницу так, как будто выиграла вкупе с ней.

Итальянцы у меня за спиной практически не расстроились, что Робертина проиграла. Может, из-за того, что выиграла все равно их соотечественница. А может, так как конец был добросовестный, страстный и с предчувствием счастья. Как раз таковой, каким мы любим спорт.

Фото: Gettyimages.ru/Matthew Stockman.