скачать 1xbet на андроид androidt ru

Сезон «Формулы-1» дарует болельщикам в большей степени положительные эмоции. Но есть исключения, которые портят весь кайф даже от самого замечательного чемпионата. Дмитрий Герчиков рассуждает о том, что может попортить наиблежайшие девять месяцев автоспортивного «баттла». 

Капризы Хэмилтона

Невзирая на прогресс конкурентов, «Мерседес» остается в пелотоне главной силой. Ресурс мотора вместе с отменным потенциалом шасси, уже разработанным до победного уровня, вначале предоставляет пилотам приличное преимущество. Воплотить его – задачка Льюиса Хэмилтона и Валттери Боттаса. При этом разумеется, что ведущим в данной паре предполагается конкретно англичанин. У него и опыта больше, и авторитета, и познаний с умениями при работе на топ-уровне. Более того, на сезон-2017 напарника Льюису подбирали с прицелом на очень комфортабельное существование. 

Утомившись от обидок из стана звезды после «терок» с Нико Росбергом, «трехлучевые» предпочли прогнуться под вожака и не искушать судьбу возвращением под свои знамена Фернандо Алонсо. Не много ли что вновь стрельнет в голову капризному гению, чей договор исходит в 2018-м – и через год он решит находить счастья в другой конюшне? А так в команде все тихо, и есть время поразмыслить о будущем… 

Идиллию в Бракли может попортить сам Хэмилтон. Случись финну дерзнуть в спорах на трассе либо же команде хоть на йоту усомниться в чемпионской готовности спортсмена, наверное вою «Мерседес» не оберется. И люди вновь будут больше дискуссировать не волшебные технические заслуги, а выступления пилота в прессе и соц сетях. 

«Язык мой – неприятель мой», – как и раньше лозунг, который мог бы уместиться на родовом гербе Льюиса либо его гоночном шлеме. И стоит Питеру Пену, отказывающемуся взрослеть, вновь ополчиться на весь автогоночный мир, как солнце над Британией затянут дождливые тучи, портящие настроение всем вокруг. 

Безликость Массы 

В связи с возвращением бразильца невольно вспоминается скабрезный смешной рассказ. Ветерана так усердно провожали на покой в прошедшем сезоне, что на данный момент его присутствие в кокпите FW40 смотрится жутковатым анахронизмом. 

Половина беды, если Масса в сезоне проявит себя с лучшей стороны – тогда хотя бы все шутки о его «восстании из мертвых» обретут положительный окрас. Но если результатов не будет, то критика в адресок номинального фаворита «синих» окажется уничижительной. 

Ужаснее же всего в этой истории то, что последние годы пилот смотрелся невыразительно, чем вызывал вопросы о необходимости выступлений на высшем уровне. Тогда как в связке с дебютантом Строллом ему сегодня придется выступать не только лишь ментором и примером для подражания, но фаворитом команды. 

Так, навскидку, когда в принципе Масса последний раз в карьере полностью и стопроцентно соответствовал этим ожиданиям? Когда он под давлением проявлял наилучшие свойства? Когда «тащил» вопреки происшествиям? Есть подозрение, что будущий год не станет единым ответом на все поставленные выше вопросы. А поэтому бразилец рискует попортить сезон не только лишь для себя, да и нам. 

Инфантильность Ферстаппена 

Защищаться в современной «Формуле-1» неописуемо трудно. Защищаться же по правилам – категорически нереально. DRS, искусственные ограничения, прописанные в правилах, богатство других траекторий для атак – все это так либо по другому играет на руку пилоту-преследователю. Если же еще у болидов осязаема разница ходовых черт, то шансов вообщем нет. 

Потому злость, проявленная Максом Ферстаппеном в прошлом сезоне, сначала болельщиков развлекала. Но с течением времени юношеский максимализм стал вызывать полярную реакцию – и подбешивать не только лишь зрителей, да и коллег вундеркинда. Одно дело, когда твои защитные деяния объяснимы и на теоретическом уровне уместны – другими словами не несут внутри себя опасности большой трагедии с ролью окружающих машин. Другое – когда смещения по линии движения случаются с той же резкостью, что и у пули в голове пилота, ведущего оборону. 

Запредельная наглость голландца все почаще корнями уходит в плоскость бреда. А поэтому нерентабельно оттеняет его настоящие таланты. Будет жалко, если Макс авантюрами в конечном итоге превратит себя в жертву стереотипов, основанных пусть всего на нескольких, но все таки глобальных ошибках. Тогда и фанатам не хватит всего богатства языка, чтоб отстоять любимчика в интернет-спорах. 

Слабость Алонсо 

Двукратный фаворит мира вновь готовится провести сезон в хвосте пелотона. Особо злостные болельщики наверное произнесут: это испанцу воздается за былые прегрешения – и, наверняка, в чем либо будут правы. Но человечная часть любителей автоспорта, быстрее, пособолезнует спортсмену. 

Согласитесь, участь Алонсо сродни самым грустным картинам взлетов и падений. Как будто созидать стареющую звезду киноэкранов, страдающую от Альцгеймера, либо прославленного футболиста, спившегося до расстройства речи. Вроде как шлейф славного прошедшего за тобой тянется, в очах и памяти людей ты, сначала, ассоциируешься с кое-чем броским и неописуемо удачным, а на практике немощен – что бы ни решал. 

Мотор «Хонда» и есть тот триггер, вызывающий в теле (другими словами в шасси) полный паралич – и от попыток Алонсо «оживить» его нам наверное не раз взгрустнется. 

Инертность Райкконена 

Финн в скором времени 2-ой раз станет папой, потому с него, вроде как, и спрашивать нечего. Ментально пилоту трудно выворачивать себя навыворот – в особенности если вспомнить, что и в холостой жизни он не особо фонтанировал чувствами. К тому же возраст, опыт и склад нрава равномерно подменяют оптимальным все то, что составляло в Кимстере человека-гориллу зажигалку. 

Все же инертность Райкконена рискует стать для «Феррари» истинной неувязкой. Ведь сегодня у Скудерии, по всем предпосылкам, есть настоящая возможность вновь взгромоздиться на металлический автоспортивный трон. Вот только для воплощения революции итальянцам требуется отдача от каждого сотрудника в мелочах – Айсмен должен будет вдаваться в технические детали на брифингах, трудиться на команду в связке с Себом Феттелем, «гореть» на работе на общее благо, даже если его личные шансы примерить корону обнулятся. И при всем этом при всем на трассе пригодится прыгать выше головы чуть не каждый шаг, так как способность «Мерседеса» прибавить предполагается чуть ли не с каждым пришествием очередной волны обновлений. 

Готов ли Райкконен вынести все избыточное за скобки – и на девять месяцев отрешиться от «пагубных» граней собственной многогранной натуры? Вопрос непростой. И в «Феррари» будут много мыслить, как поддерживать в Кими энтузиазм к происходящему в протяжении всего года. 

Провал Квята 

Единственный российский в пелотоне борется не только лишь против конкурентов, да и с внутренними демонами. Досадный «дауншифт» из «Ред Булл», как будто пепел Клааса, продолжает стучать в сердечко пилота. И ритм этот то и дело идет вразрез с гоночной логикой либо направлением движения пелотона. 

Квят уже довольно опытен, чтоб чувствовать это на интуитивном уровне, но все еще недостаточно закален психологически, чтоб держать это под контролем. На данный момент же Даня столкнется к тому же с неописуемой многозадачностью. Ведь кроме роли в развитии машины ему нужно держать в фокусе результаты и прогресс напарника. 

По Карлосу Сайнсу уроженца Уфы сегодня будут ассоциировать вначале – и мельчайший перевес в сторону испанца обязательно изольется в дополнительное давление. Быстрый взлет Квята в недавнешнем прошедшем не оставляет ему права на ошибку – очень много людей лицезрело, на что способен пилот в лучших кондициях.

Регресс Грожана 

Хранить веру в «Хаас» стоит как минимум так как из всех команд, образованных в последние сезоны, только она держится на плаву. Иногда с горем напополам, время от времени через «не могу», но америкосы борются за существование, завоевывая почтение жаждой жизни. 

Дерзкий прошлогодний старт и итоговое восьмое место еще более подталкивают болельщиков «респектовать» коллективу. И в отдельности ее фавориту Ромену Грожану, набравшему все очки конюшни в сезоне-2016. 

Правда, годом ранее специалисты то и дело оговаривались. Кто-то делал сноску на богатство «живых мертвецов», топтавших друг дружку в хвосте пелотона – и поэтому возносивших «Хаас» на фоне «зомбиапокалипсиса» чуть не к небесам. Другие кивали на совсем нестабильного напарника француза: Эстебан Гутьеррес как-то не привел особо аргументов, чтоб перетянуть публику на свою сторону. Соответственно, к средине сезона Грожан в «Хаасе» воспринимался как the one and only–и получил атмосферу, наверняка, очень оранжерейную, если ассоциировать ее с хоть каким из примеров прежнего бытия француза в «Лотусе». 

Понятное дело, с ходу созидать в Кевине Магнуссене прям реального соперника Ромену наивно. Но безупречный мир снутри пилота это может поколебать – и серьезно. Кевин уже выступал в топ-команде и попадал на подий. Более того, на данный момент ему как никогда нужно захватывать инициативу, ибо если остаться на должности второго номера в «Хаасе», то клеймо ролевика-оруженосца с себя уже не свести. 

Соответственно, француз рискует столкнуться с сопротивлением – и с головой уйти во внутрикомандные разборки. А там и до состояния аффекта, по которому мы помним Грожана в 1-ые годы на элитных просторах, неподалеку. И вот это будет грустно: утратить пилотов, а совместно с ней и команду, из-за погружения в бездну страстей человечьих – это, пожалуй, самый непризнательный конец для балансирующих на грани выживания. 

Разочарование Хюлькенберга 

За время проф выступлений куда только ни высылали Нико Хюлькенберга. Чуть не осязая талант немца, специалисты прочили ему взлет в «Феррари», увлекательную карьеру в «Макларене», даже о «Ред Булл» раз-другой слухи проскакивали. Правда, любая из схожих новостей сопровождалась обмолвкой «если не прямо на данный момент, то уж через несколько лет наверняка». 

Осознание того, что Нико пойдет на увеличение в какой-то момент, так верно укоренилась в мозгах болельщиков, что грозная действительность может многих из их огорошить. Сейчас Хюлькенбергу уже 29 – и за 6 сезонов выступлений в элите он выше общего девятого места в «Форс-Индии» не подымался. Бродя как будто по заколдованному лесу, пилот если и выходил «на полянку», то обнаруживал там бедняков у костра. И наслаждался совместно с ними корочками хлеба да студеной водицей – на большее средств у благодетелей не было. 

Сегодня Нико вроде как грешный круг порвал. Он перебрался в заводскую команду с доброкачественным техническим ресурсом шасси и мотором, который пусть не безупречен, но хотя бы не дымит каждые 20 кругов. Он нашел себя полноправным фаворитом, так как в примыкающем кокпите обитает второгодка, за плечами которого всего 21 гонка в элите и отсутствие сколь-нибудь знаковых достижений на треке. 

Он соображает, что впереди есть пару лет гарантированного договора для работы на перспективу и собственное имя. И означает, конкретно на данный момент у него все карты на руках, чтоб проявить себя на полную катушку и осквернить очень длительно думавших грандов… Момент правды, не по другому. 

И как грустно будет, останься эта история без хэппи-энда! А ведь такое более чем может быть. Мы отлично помним жалобы на агрегат «Рено». Еще свежайши в памяти внутренние препядствия команды, спровоцированные конфликтами на высшем уровне и нарушившие баланс снутри коллектива. Ну и сам Хюлькенберг – вдруг дрогнет в ответственный момент? То будет разочарование похлеще выбора супруги Тедом Мосби после 9 сезонов страданий. 

Разорение Кальтенборн 

Древняя как мир примета «женщина на корабле — к беде», в случае с «Заубером» не теряет актуальности с тех пор, как Мониша Кальтенборн взяла бразды правления командой в свои руки. Полдесятка лет бравая управляющая обещает фанатам светлое будущее и возврат на размеренно высочайшие (хотя бы в финансовом смысле) позиции. 

Но заместо этого швейцарцы часто занимают, чтоб переотдать, радуются каждому очку не в силу турнирных амбиций, а в надежде урвать излишний миллион призовых. А на какие авантюры пускалась госпожа менеджер, чтоб восполнить золотой припас, так и совсем постыдно сказать! Одной только истории с аукционом по продаже мест в кокпитах и математической ошибке при одобрении кандидатов (выпускница Венского института каким-то образом на две вакансии пристроила 3-х соискателей) довольно, чтоб загнать поклонников «Заубера» в состояние перманентного стыда… 

От деловой репутации Хинвила сегодня ничего не осталось, а поэтому огромные спонсоры предпочитают дела с ними не иметь. Вливания же от маленьких инвесторов так стремительно уходят на оплату счетов, что команда каждый сезон рискует не дожить до зимы. Если это все таки случится, то банкротству навряд ли кто изумится. Но горечь от утраты самобытной и исторически гордой команды, непременно, будет пропитывать души болельщиков. 

Смирение Грина 

Когда твой болид на весь сезон преобразуется в «барбимобиль», балуясь розовеньким, впору мыслить о бренности бытия и тлене всего сущего. Приблизительно этим и придется заниматься главному конструктору «силовиков» в протяжении сезона. Ведь соскрести ливрею и приодеть машину во что-либо более подходящее ему не дадут спонсоры. А издержать пяток-другой миллионов на доработку узлов и флирт с аэродинамикой не позволят уже руководители. 

Вот и придется Эндрю Грину растрачивать время на буддистское созерцание того, как конкуренты неумолимо оторвутся от «Форс-Индии» в техническом развитии. Фактически, разрывы ощущаются уже на данный момент: «Рено» ощущает себя намного более уверенно, чем в прошедшем году, наверное добавит колдующий над мотором «Торо Россо». А когда Падди Лоу серьезно возьмется за «Уильямс», то и «синим» полностью по зубам перейти на более высшую ступень эволюции. 

Тогда как главному возмутителю спокойствия в пуле середняков прошедших лет навряд ли получится изыскать средств, чтоб как минимум смотреться достойно на фоне былых преследователей. Это обидно и грустно, ведь грубость индийцев разбавляла почти во всем однообразную круговерть гоночной карусели — и давала надежду на каждом из шагов заверить хотя бы мини, но сенсацию. На данный момент этого, судя по всему, не будет. А шутить на тему розовой расцветки надоест уже к шагу в Малайзии.

Фото: Gettyimages.ru/Peter Fox; Global Look Press/imago sportfotodienst, HOCH ZWEI, Marc Vinals/ZUMAPRESS.com, Dpi/ZUMAPRESS.com; REUTERS/Eddie Keogh