один икс бет зеркало рабочее

Компания CIES Football Observatory, занимающаяся футбольной статистикой, не так давно подвела итоги работы клубов на трансферном рынке с 2010 по 2018 год.  Наилучший показатель прибыли (доходы минус расходы) показал «Монако», 2-ой – «Лилль», на 3-ем месте – «Удинезе». 

Андрей Федченков побеседовал со скаутом «Удинезе» Рафаэлем Монфортом о его специфике работы. 

– Вы произнесли, что вчера ездили в Лондон. Как я понимаю, все скауты «Удинезе» много путешествуют.

– Да, это так. Мы посещаем огромное количество юношеских турниров и пытаемся выслеживать всех наилучших юных игроков в мире. Так как в неприятном случае нам будет трудно получать игроков, ведь мы не большой клуб, если гласить о денежной стороне. Мы изредка можем подписать юного футболиста, который уже выступает в высшем дивизионе неплохого чемпионата. Нам необходимо узнавать о юных талантах резвее, чем это делают другие клубы. Вот поэтому мы много ездим. 

Главный спортивный инстаграм Украины. Подписывайтесь!

– Но с другой стороны, в сегодняшнюю эру технологий вы без заморочек сможете поглядеть по видео хоть какой матч хоть какой юношеской и молодежной сборной.

– Для нас это не одно и то же – глядеть игру вживую либо на видео. Видео – это очень полезно, оно дает 1-ое воспоминание об игроке. Но потом его необходимо подтвердить живим просмотром. На стадионе ты можешь узреть многие вещи, которые нельзя узреть на видео. Игра происходит в 3-х измерениях, тогда как на телекартинке можно узреть только кадр, где находится мяч. Ты не видишь всех игроков в подходящей для тебя ситуации.

– Какие конкретно свойства в игроке можно узреть только вживую?

– Можно узреть тактическую ситуацию во всей игре, а не только лишь в тот момент, когда игрок находится с мячом. Очень принципиально комплексно оценить футболиста, и просмотр со стадиона дает такую возможность.

– Что насчет ментальных свойств игрока?

– Ментальность – качество, которое нельзя измерить совсем не сложно. Следя за игроком со стадиона, можно узреть его отношение и отдачу в различных ситуациях – когда команда выигрывает либо проигрывает. Но в целом оценить ментальность человека очень тяжело. Может казаться, что футболист отдается весь матч, но по сути залезть к нему в голову нереально.

– Некие скауты обращают достаточно много внимания на поведение игрока до матча, на разминке.

– Я уважаю мировоззрение каждого кто работает в этой сфере. Все же, для меня такие вещи далековато не первоочередные. Я предпочитаю оценивать футболиста в игре – самое принципиальное, узреть физические, технические и тактические свойства игрока. Естественно, если у вас есть информация о других качествах игрока, о его поведении вне поля, это может быть полезным. Но основная оценка– игровые свойства. Естественно, время от времени бывают проблемные футболисты. Но когда мы смотрим на юных игроков, то опираемся, сначала, на то, что лицезреем на поле.

– Если гласить о юных игроках, то технические свойства важнее физики и тактической грамотности, так ведь?

– Да. Также очень принципиально найти способность игрока стремительно обращаться с мячом, как он в целом резвый, какая у него реакция. Если на топ-уровне игрок не воспринимает решения стремительно, ему будет очень трудно. Это можно именовать игровым умом. Существует тип игроков, которые просто знают, что им необходимо делать в тот либо другой момент. И делают это очень стремительно.

– Если гласить о таких игроках, умных игроках, какие фамилии для вас приходят на разум сначала?

– В нашем клубе есть несколько таких футболистов. К примеру, Пеньяранда, который на данный момент в аренде в «Малаге», либо Эрнандес, в аренде в «Уэске». Необходимо также осознавать, что важную роль играет адаптация. Можно приобрести игрока, который делает потрясающие вещи в собственном чемпионате, но приезжает, к примеру, в Италию и ему необходимо время.

– Как вы оцениваете способность игрока приспособиться?

– Мы пытаемся быть терпеливыми с игроками. Мы знаем, что игроки всегда нуждаются во времени, в особенности юные. Время от времени, если дела у игрока идут плохо, он не может отыскать свою позицию на поле, не получает довольно игрового времени, мы сдаем его в аренду в другую страну. Этот процесс один из сложнейших в этой работе.

– Опишите трансферный процесс в «Удинезе».

– Не думаю, что он очень отличается от других клубов. Мы пытаемся найти игрока, проводим переговоры, потом игрок приезжает в Италию. Мы всегда делаем все вероятное, чтоб совершить сделку как можно резвее. Так как когда другие клубы вступают в конкурентнсть за игрока, нам становится очень тяжело. Другими словами, в целом процесс тот же самый, что у других клубов, но мы пытаемся сделать его короче по времени.

– Некие клубы практикуют сбор воззрений всех скаутов, работающих в отделе, об игроке перед подписанием.

– У нас все находится в зависимости от ситуации. Обычно два-три человека глядят игрока, но точного метода нет. Может быть больше. Мы изредка спрашиваем мировоззрение головного тренера о трансфере. Наш шеф – спортивный директор Андреа Карневале. Философия клуба заключается в том, что клуб покупает игроков, а тренер делает команду. Время от времени бывают ситуации, когда у нас есть, к примеру, два либо три игрока 1-го уровня, мы не можем обусловиться, тогда и спрашиваем мировоззрение тренера.

– Другими словами, последнее слово за Андреа Карневале?

– Он стоит на верхушке скаутинговой пирамиды, но, чтоб утвердить трансфер, свое согласие должны дать три-четыре человека из высшего управления клуба.

Главный спортивный инстаграм Украины. Подписывайтесь!

– Как близки скаутинговые отделы «Удинезе» и «Уотфорда»? Либо это вообщем один отдел?

– Они вправду близки, но есть люди, которые работают на «Удинезе», а есть те, которые работают на «Уотфорд». Необходимо осознавать, что профайлы игроков, которых отыскивает «Уотфорд» и «Удинезе», различные. В премьер-лиге нужные другие игроки, ежели в Италии, но дела меж скаутинговыми отделами 2-ух клубов вправду очень отличные.

– Давайте на примере. Вы вспоминали Хуана Камило «Кучо» Эрнандеса. Почему вы решили подписать его для «Уотфорда», а не для «Удинезе»?

(на фото – Кучо Эрнандес)

– Это административное решение, так как мы не могли заявить в Италии более 2-ух легионеров. 

– Эрнандес – один из наилучших игроков сегунды прошедшего сезона. Как вы довольны этим трансфером?

– Естественно, мы им довольны. Он игрок 1999-го года, а 2-ой дивизион Испании – очень сложная лига, в особенности для юных футболистов. Понятно, что он профессиональный игрок, но этого не всегда довольно, чтоб заиграть в другом чемпионате. Он очень отлично развивается, а его выступление в этом сезоне для всех, не считая нас, стало сюрпризом.

– Наверное для вас было тяжело его подписать, опередив в конкуренции другие клубы.

– Да, но тут случилось то, о чем я говорил. Мы были первыми, кто показал определенный энтузиазм к нему, опередив другие клубы. Обычно, наше предложение поступает игроку за месяц-два до предложения других клубов. В этом наше огромное преимущество.

– Опишите структуру скаутингового отдела в «Удинезе».

– Есть главный скаут Андреа Карневале. Не считая него, работают 6 либо семь скаутов. Еще есть скауты, которые несут ответственность за поиск юных игроков по Италии, но это малость другой отдел. Мы посещаем главные молодежные соревнования в Европе и Южной Америке – Ю17, Ю20. Когда мы находим игрока, то отправляем письмо в клуб либо заносим информацию в систему, после этого человек в Италии доносит эту информацию до других скаутов. Они должны подтвердить талант игрока. Потом мы составляем перечень игроков, пытаясь сделать его очень маленьким. В целом, это каждодневная рутинная работа, которая состоит в просмотре матчей – по видео либо заживо.

(на фото – Андреа Карневале)

– Знаю, что у «Удинезе» есть много информаторов по всему миру.

– Да, это люди, которые когда-то работали у нас либо просто предоставляют нам информацию. Мы повсевременно получаем много инфы от людей, которые работают в мире футбола. Потом мы проверяем эту информацию. Естественно, футбол очень большой, для вас никогда не получится держать под контролем все лиги, турниры и команды, так как их сильно много. Но есть люди, которые дают нам информацию о более увлекательных игроках по всему миру. Они не являются сотрудниками клуба, просто нам помогают.

– Нетрудно работать с таким количеством инфы?

– Да. Иметь настолько много инфы так же трудно, как и не иметь ее совсем. Время от времени тяжело осознать, какая информация не плохая. Но это наша работа – отыскать 1-го футболиста из перечня со 100 фамилий.

– Как глубоко вы работаете по украинскому рынку?

– У нас нет информатора в Украине. Время от времени агенты предоставляют нам какую-то информацию, предлагая игроков. Естественно, мы всегда пытаемся смотреть за государственными сборными Ю17 и Ю19. Но необходимо признать, что Украина – это не совершенно обычный рынок для нас. У украинских игроков нет огромных традиций в «Удинезе» и вообщем в Италии.

– Как думаете, это из-за заморочек с адаптацией украинцев в Европе?

Главный спортивный инстаграм Украины. Подписывайтесь!

– Не уверен. В Украине есть два либо три огромных клуба, которые отлично платят профессиональным игрокам. Не уверен, что это из-за адаптации. Хотя если поглядеть на Италию, Испанию, Францию, там нет украинских либо русских игроков. Думаю, обстоятельств несколько. Но в целом, Украина не является государством, чьи футболисты распылены по миру.

– Слышал, что «Удинезе» растрачивает около 6 миллионов евро в год на содержание скаутингового отдела.

– Не знаю, честно. Я просто наемный работник, и у меня нет инфы о цифрах. Что растрачивают много – это факт, но определенных цифр не знаю.

– Если б вы могли что-то поменять в отделе селекции «Удинезе», что бы это было? Может, наняли бы больше скаутов либо ввели бы какие-то новые технологии?

– Мы уже работаем с новыми технологиями, со статистикой. В целом, я думаю, что мы работаем отлично, идем правильным методом и в правильном направлении. Всегда можно облагораживать маленькие вещи, но глобально все отлично. Естественно, каждый денек возникают какие-то технологические новинки, но мы и так работаем с технологиями – с платформами видеоанализа, базой данных видео, базой данных игроков, статистикой. Мы всегда открыты к чему-то новенькому в работе.

– Какими конкретно программками вы пользуетесь в работе?

– Instat, Wyscout, Scout7. Это обыденные программки, которые употребляют в почти всех клубах. Некие клубы употребляют свои собственные программки, но у нас эти. Также у нас есть человек, ответственный за подготовку статистики.

– Как быть со статистикой какого-либо второго дивизиона Венесуэлы? Ее же практически нереаль нополучить?

– Да. Наши данные исходят от системы Opta и покрывают только те страны, которые считает Opta.

– В Европе в ближайшее время возникают клубы, которые чуть не пробуют поменять скаутов аналитическими и статистическими программками. Что вы думаете об этом?

– Думаю, это небезопасно. Мой опыт указывает, что футбол – это другая игра, чем, к примеру, бейсбол либо баскетбол, где всегда можно повторять одни и те же движения. Для меня очень тяжело найти мировоззрение о чем-либо лишь на основании статистики. Это дополнение, полезное дополнение. Но им тяжело поменять просмотр игры. Я знаю, что есть клубы, пытающиеся строить скаутинговую работу на этом, но я предпочитаю поглядеть футболиста заживо, ощутить его воздействие – такие вещи нельзя измерить статистикой.

– Какую конкретно статистикой вы пользуетесь – классической либо продвинутой?

– Человек, который помогает нам с данными, не является штатным работником клуба, он просто сотрудничает с нами, сразу работая для НБА и других видов спорта в США. И да, мы рассматриваем не только лишь голы, ассисты и т.д., а разные ожидаемые модели, модели воздействия и т.д.. Это очень принципиально. Ведь можно рассматривать количество навесов, но еще важнее – в какой части поля были произведены навесы. Делать подачу с центра поля и около штрафной конкурента – это не одно и то же.

Принципиально всегда осознавать, что конкретно и кого конкретно ты анализируешь. К примеру, если гласить о нападающем, мы пытаемся проанализировать, как отлично игрок может сочетать с партнерами за пределами штрафной площадки, это принципиально для нас. И, естественно, как отлично он откликается на передачи в штрафной площадке.

– Вы гласили, что залог фуррора «Удинезе» – желание быть впереди других, резвее узнавать о юных талантах. Но на данный момент это делать еще труднее, чем 10-15 годов назад. Сейчас многие пробуют действовать таким макаром. Не считая того, вы не сможете подписывать игроков до 18 лет, если они не из Европы.

– Если честно, я думаю, что на данный момент все клубы, которые серьезно занимаются скаутингом так либо по другому обращают свое внимание на одних и тех же футболистов. Но процесс селекции состоит из 2-ух шагов – обнаружение игрока и принятие решения. На данный момент мы находимся на этом же уровне с другими клубами, если гласить о качестве обнаружения футболистов, но мы пытаемся принимать решения резвее других.

Если возникает новый суперталантливый игрок, то большая часть европейских клубов о нем выяснит практически сразу, потому принципиально как можно резвее принять конкретное решение по нему. Время от времени случается, что другие клубы обнаруживают футболиста резвее, чем мы, но оказываются медлительнее нас в принятии решения. У нас очень ровная вертикаль – скаут гласит собственному начальнику, а тот воспринимает решение. У других клубов это нередко занимает больше времени.

– Помогает ли для вас вы переговорах репутация клуба, из которого просто перейти на более высочайший уровень?

–  Да. Философия клуба состоит в том, что юный игрок приходит к нам на два-три года, улучшает свою игру в европейском клубе и уходит. Не всегда, но время от времени это помогает подписывать юных футболистов. Они понимают, что если перейдут в большой клуб, то у их не будет сразу много игрового времени, которое им очень необходимо, чтоб совершенствоваться. «Удинезе» – бренд, в особенности в Южной Америке. Хотя, естественно, бывают и ситуации, когда юный игрок желает перейти сходу в топ-клуб.

– Для «Удинезе» и «Уотфорда» в последние годы одним из важнейших стал колумбийский рынок. В чем, на ваш взор, секрет фуррора игроков оттуда?

– В этой стране в ближайшее время пробуют развиваться в плане воспитания футболистов. У их увлекательный чемпионат, который дает возможность игрокам расти. У нас есть отличные дела с некими людьми в Колумбии, что нам почти во всем помогает.

– Как смотрится ваша личная рабочая неделя?

– Я работаю дома в Барселоне, только время от времени езжу в Удине на встречи. С пн по пятницу смотрю матчи по видео – обычно одну либо две игры в денек. Потом определенное время анализирую игроков, которые мне увлекательны, персонально, готовлю информацию. Когда я пищу в командировку, то принципиально быть отлично к ней готовым, осознавать, кого и для чего ты едешь поглядеть, что для тебя необходимо узреть, в чем удостовериться и что проверить. Не считая того, принципиально верно избрать даты поездки, чтобы  захватить как можно больше увлекательных для тебя матчей. Время от времени это не просто – если едешь в Бразилию, огромную по размерам страну, необходимо кропотливо распланировать всю логистику передвижений, чтоб сделать поездку очень действенной.

Если продолжать о моей рабочей неделе, то на выходных я обычно хожу на матчи лично – здесь уже находится в зависимости от расписания, количества матчей и т.д.. 

– Чтоб представить, как много вы ездите, скажите, к примеру, сколько раз вы посещали Южную Америку в прошедшем году?

– Кое-где восемь раз. Посещал матчи чемпионата Бразилии, молодёжной бразильской лиги, также был на Кубке Южной Америки U17 и U20. В целом, да, моя основная работа состоит в Южной Америке, хотя иногда меня посылают по Европе поглядеть определенного игрока.

– Назовите 3-х самых профессиональных игроков, за которыми вы наблюдали в прошедшем году.

– Винисиус Жуниор, который уже перебежал из «Фламенго» в «Реал». Он произвел очень огромное воспоминание на меня. Мы наблюдали за ним еще с 15-летнего возраста, но уже тогда было тяжело соперничать за него с большенными клубами. Все уже знали, какого уровня это игрок. Естественно, мы узнавали о нем, но подписать его было нереально для нас. Также был германский нападающий [Ян-Фьете] Арп, игрок сборной U17. Третьего так сходу не могу именовать.

– В свое время вы работали скаутом в «Реале». Почему решили уйти в «Удинезе»?

– Мой договор завершился, в клубе поменялись люди, ответственные за спортивный департамент. У меня было предложение от клуба, известного собственной скаутской работой, которое было увлекательным для меня. В «Реале» был умопомрачительное время, там я сделал большой шаг в карьере.

– Сможете ли сопоставить работу отделов скаутинга в «Реале» и «Удинезе»?

– Они различные. В «Удинезе» мы отслеживаем еще больше игроков различных уровней, тогда как в «Реале» работа велась вокруг топ-футболистов. Не могу сказать, что для меня более любопытно, это различная специфичность.

«Наш тренер с разума сходил по Макаренко». Скаут «Андерлехта» – о Мбокани, Теодорчике, украинцах и Африке