настоящий 1 икс бет

Илья Новиков ведает, как устроена лига, к уровню которой мы быстро приближаемся, а почти во всем уже уступаем. С другой стороны, какие ошибки поляков принципиально учитывать и не повторить.

Отношения лиги и федерации

После Евро-2012 польский футбол оказался в ситуации, напоминавшей украинскую – с реконструированными стадионами, возросшим интересом  аудитории и скандалами в руководстве. Обвиненного в коррупции президента польского футбольного союза Гжегожа Лято сменил другой знаменитый в прошедшем футболист Збигнев Бонек. Невзирая на то, что они были из 1-го поколения и вкупе игрались за сборную в конце 70-х, с приходом Бонека началась перезагрузка системы.

Лято был невезучим политиком в прошедшем, его официальная месячная заработная плата составляла больше 10 тыщ евро, не говоря о суммах, которые ему, по слухам, заносили в конвертах. Бонек пришел в федерацию за чем угодно, только не за средствами – после окончания карьеры он занимался суровым делом и возглавил польский футбол уже небедным человеком. Его 1-ые деяния во главе польского футбольного союза были ориентированы на сокращение расходов. И если решение отрешиться от заработной платы в протяжении всего срока правления было быстрее популистским ходом, то отказ от строительства новейшей дорогостоящей штаб-квартиры организации (эти планы были инициированы Лято) сберег много средств.

4 иноземца, которые могли бы возглавить УПЛ

Польскую лигу возглавил протеже Бонека – Богуслав Бишоф (на фото). Он не особо разбирался в футболе, но очень отлично осознавал, как необходимо развивать бизнес и заниматься продвижением бренда – до экстракласы Бишоф был директором по маркетингу Heineken в Рф. Переманить его в польский футбол стоило больших средств – Бишоф и Амуницки (вице-президент экстракласы) зарабатывали на двоих 253 тыщи евро в год без учетов призов, а другие 10 служащих – 322 тыщи. Но потраченные средства окупились сполна – Бишофу удалось сделать из экстракласы реальный бизнес-проект.

Полгода вспять Бишофа сменил другой рекламщик – Дариуш Марцек, который ранее работал в L’Oreal  и занимался продажами энергетика Monster Energy. Последнее место работы Марцека подразумевало вероятный конфликт интересов – он год был управляющим директором «Легии», самого обеспеченного и удачного польского клуба. Но все обошлось. «Я встречался с Бонеком, только когда представлял свою программку перед избранием президентом, – ведает Марцек. – Намного важнее было уверить представителей «Леха», головного конкурента «Легии», что мои цели соответствуют их ожиданиям».

Продажа медиаправ

В 2014 году польские клубы получили от реализации медиа-прав 30 млн евро, которые составили традиционные 35% их общего дохода. Рассредотачивание средств существенно зависит не только лишь от занятого места, да и от популярности клуба. «Легия» тогда получила от реализации медиа-прав 7,47 млн евро, а «Лех», занявший 2-ое место – только 2,67 млн евро.

Сколько телеканалы заплатят клубам УПЛ в этом сезоне

Посреди достижений Богуслава Бишофа в этой сфере в особенности отмечают две сделки. Во-1-х, лига заполучила 100% компании Ekstraklasa Live Park, которая занимается созданием телевизионной рисунки. На момент приобретения компании схожая схема была исключительно в Германии и Голландии – лигах, которые отличаются крутым показом футбола. Не считая этого, в ноябре 2014 года экстракласа подписала соглашение с медиа-корпорацией MP&Silva, которая занимается продажей телевизионных прав на показ фактически всех ведущих футбольных лиг в Азии, Формулы-1, НФЛ и многого другого.

Очевидно, продажа телевизионных прав – это основная статья доходов от реализации всех медиа-прав (25 из 30 млн евро). Если до момента подписания договора с MP&Silva повышение суммы в ТВ-контракте экстракласы происходило благодаря конкуренции 2-ух главных трансляторов Cyfrowy Polsat и nc+ (ранее Canal+), то после заключения этого соглашения клубы экстракласы застраховали свои опасности – они в любом случае получат гарантированную сумму от MP&Silva в наиблежайшие 6 лет. Если консультационное агентство продаст ТВ-права дороже, часть сверхприбыли уходит клубам, часть – становится заработком компании. Если же выяснится, что MP&Silva переоценили рекламный потенциал экстракласы, то недополученные доходы клубов им придется покрывать без помощи других.

В самой Польше отмечают, что у экстракласы есть значимый потенциал. По данным исследовательских работ, в стране интересуется футболом более 10 млн поляков, при всем этом энтузиазм к местному чемпионату в разы выше, чем к лучшим европейским лигам. В среднем в прошедшем сезоне матч британской премьер-лиги собирал аудиторию в 46 тыщ зрителей, а матч экстракласы – 200 тыщ.

1-ые результаты сделки с MP&Silva уже на данный момент можно узреть даже из Украины. Платформа nc+ выиграла тендер, передав сублицензию на показ 2-ух матчей (в пятницу и пн – слоты, не перегруженные лучшим европейским футболом) новым партнерам – Discovery Communications, которым принадлежит группа каналов  Eurosport. Сейчас матчи экстракласы можно поглядеть на каналах Eurosport в 22 странах. Итоговый доход польских клубов не открывают, но, по различным оценкам, он вырос с 25 млн до 32-42 млн евро за сезон по новенькому договору.

Сколько должна стоить УПЛ

Остальная толика доходов от реализации медиа-прав – это веб, рынок, который безизбежно вырастет по сопоставлению с суммой в 5 млн евро в 2014 году. Права на показ голов и хайлайтов матчей были проданы Onet.pl Group и Ringier Axel Springer. Поклонники получили моментальный доступ к самым броским моментам матчей и текущим новостям при помощи веб-сайта Ekstraklasa.tv и мобильных приложений.

Формат чемпионата и его спонсоры

Возможно, самая спорная реформа Богуслава Бишофа – это так именуемая ESA 37. Если гласить проще – изменение формата чемпионата. В экстракласе играет 16 команд – ранее 1-ые три попадали в еврокубки, последние две вылетали, и к 18-22 туру половина команд теряла турнирную мотивацию. Перед управлением стояла задачка сделать турнир увлекательнее, не сокращая количество команд.

Шефы лиги не выдумали ничего лучше, чем ввести 2-ой раунд. 44 матча никак не помещались в польский климат, потому во 2-ой части сезона очки делились напополам, и в 2-ух восьмерках команды игрались вместе по разу. Любопытно, что схема чемпионата сводила в 37-м туре первую и вторую команды постоянного сезона, другими словами, увеличивала возможность того, что в последнем туре будет проходить решающий матч за титул. Очевидно, у этого формата, введенного с сезона 2013/14, было много критиков – конец постоянного сезона все равно выходил скучным, команды игрались различное количество матчей дома и в гостях, 37 туров для участников еврокубков тоже оказалось очень томным испытанием (фавориты «Легии» игрались по 60 матчей за сезон).

Що і як потрібно змінити в українському футболі. Концепція Ігоря Дедишина

Меняя формат, Бишоф управлялся интересами не столько клубов, сколько пожеланиями 2-ух основных партнеров лиги – nc+ (основного транслятора) и T-mobile (титульного спонсора и головного коммерческого напарника). Нужно было сделать хоть что-то, чтоб прирастить интригу в чемпионате и число матчей, уменьшить длинный зимний перерыв и привлечь дополнительных болельщиков.

Но переговоры с T-mobile и стали роковой ошибкой Бишофа. Титульный спонсор сотрудничал с лигой четыре сезона. 1-ые два года мобильный оператор платил лиге 3,6 млн евро за сезон, после конфигурации формата сумма возросла до 3,9 млн евро. Согласно прогнозам профессионалов, новый договор был должен принести лиге еще на четверть больше. Но мобильный оператор внезапно отказался продлевать соглашение – T-mobile отстался партнером лиги, но не стал быть титульным спонсором. Считанные компании могут для себя позволить платить около 4 млн евро в год по спонсорскому соглашению – у Бишофа не оказалось запасного варианта. «Возможно, управление экстракласы очень очень сфокусировалось на продаже телевизионных прав, – считает Гжегож Кита, профессионал в отрасли спортивного бизнеса. – Доход так велик, что это было естественным ценностью. Возможно, это воздействовало на замену руководства».

Этот сезон экстракласа начала без титульного спонсора, Бишоф покинул пост президента, а с лета 2016 года лига ворачивается к обыкновенному двухкруговому формату.

Вербование зрителей на трибуны

Принципиальная задачка, которая стоит перед новым президентом экстракласы Дариушем Марцеком – удвоение посещаемости польских стадионов, которая в прошедшем году была немногим выше 8 тыщ за матч. «В Германии в среднем матч посещают 42000 человек, а заполняемость стадионов – 90%. Если нам получится поднять посещаемость за три года до 75-80%, я буду счастлив», – гласит Марцек.

И старенькый, и новый президенты экстракласы признают, что не только лишь лига должна заниматься привлечением зрителей на трибуны. «На 80% это сфера ответственности клубов. От нас зависит только то, какой стиль у лиги, как она представлена в медиа. Каждый месяц мы проводим встречи, где обмениваемся опытом реализации билетов – клубы экстракласы меж собой, плюс забугорный опыт», – разъясняет Богуслав Бишоф. Дариуш Марцек припоминает о том, что стадионы построены к Евро-2012 за счет страны и средств Евросоюза, потому их заполняемость – не только лишь коммерческая, да и соц неувязка, в решении которой должны участвовать и городские власти.

Суммарный годичный доход от реализации билетов клубами экстракласы остается на этом же уровне уже 4-ый сезон попорядку – 16 млн евро на 16 клубов. С учетом роста количества туров, средний доход с матча даже падает. Очевидно, здесь доходы распределяются очень неравномерно – нельзя ассоциировать «Легию» и «Лех» со умеренной «Термаликой» из деревни. Но это общеевропейская тенденция – аналитики из Deloitte предсказывают, что в наиблежайшие годы даже в топ-лигах толика дохода в денек матча будет падать до 10-20% бюджета. Клубы стараются увеличивать выручку за счет количества зрителей, а не средней цены 1-го билета. На матчах сборной эту политику начал сходу после собственного предназначения Збигнев Бонек. Он управлялся обычный логикой: лучше на стадионе будет 50 000 зрителей, которые заплатят по 50 злотых, чем 25 000 болельщиков, которые приобрели билет по 100 злотых.

Сколько стоят билеты и абонементы клубов УПЛ

По итогам сезона 2014/15 в работе с болельщиками преуспели «Лех», который в среднем собирал более 20 000 зрителей на мачте, сенсация прошедшего чемпионата «Ягеллония», открывшая новый стадион (средняя посещаемость выросла с 4 800 зрителей до 10 800) и «Лехия» из Гданьска (не путать с варшавской «Легией»), которая увеличивала заполняемость стадиона за счет грамотного маркетинга. Те, кто занимался продвижением бренда «Лехии», пробовали донести до возможных болельщиков, что стадион – это место, где можно провести время с семьей. Они не изобретали ничего принципно нового, схожими мыслями делился в колонке для Tribuna.com и глава департамента маркетинга и коммуникаций «Шахтера» Юрий Свиридов. «Лехия» проводила юношеские турниры, знакомя деток с клубом, раздавала билеты в школах, чтоб в последующий раз детки приходили на стадион с родителями. Как пример, можно привести и детский сектор «Краковии» – Польша движется к тому, что места за воротами будут принадлежать не суровым ультрас, а подрастающему поколению болельщиков.

Бюджеты клубов

Благодаря тому, что бюджет «Лехии» более-менее известен, на примере этого клуба можно осознать, как середняк экстракласы близок к самоокупаемости. В 2014 году «Лехия» заработала 5,7 млн евро: 2,7 млн от спонсоров, 1,8 млн от реализации медиа-прав и 1,2 млн от реализации билетов и атрибутики. Расходная часть бюджета точно неведома, но президент клуба Адам Мандзяра гласит о сумме около 9,2 млн евро. При всем этом у «Лехии» есть долг порядка 3 млн евро перед предшествующим собственником, который не просто инвестировал, а одалживал средства клубу.

Таким макаром, каждогодние убытки «Лехии» составляют 3,5 млн евро (38% бюджета) – сумма, которую покрывает обладатель клуба Франц-Йозеф Вернце. Собственник группы юридических компаний в Германии увидел потенциал в польском футболе и решил вложить туда средства. Пока он может возвратить инвестиции только одним образом – при помощи перепродажи игроков. Когда «Лехия» реализует игрока, часть дохода от трансфера остается в клубе, часть получает Вернце. «Заработать на футболе? Это нереально. В футбол инвестируют богатые люди, которые обожают этот спорт», – разъясняет Мандзяра.

Мы привыкли считать, что зависимость клуба от властей – это совершенно точно плохо. В Польше к этому подходят чуть по другому – городские власти рассматриваются, как один из партнеров и источников финансирования. Президент «Лехии» отмечает, что для заслуги больших целей недостаточно усилий 1-го инвестора без поддержки городских властей, которым принадлежит стадион PGE Arena. «Развитая инфраструктура клубов – это награда и личного бизнеса, и власти, –  подтверждает украинец Тарас Романчук, играющий за «Ягеллонию». – Помню, как к нам на загородную базу приехал мэр городка. Там у власти, у людей вообщем культ спорта и здорового стиля жизни. Считается, что потому что в городке должны быть поликлиника и школа, должны быть спортзал и стадион».

Как клуб УПЛ смог выйти в прибыль

Невзирая на тривиальные коммерческие успехи, большая часть польских клубов все равно не могут хотя бы выйти в ноль. Вобщем, есть несколько методов приблизиться к самоокупаемости. Во-1-х, дополнительным доходом могут стать призовые от роли в групповом раунде Лиги Европы (пока это под силу только «Легии» и «Леху»). Во-2-х, клубы экстракласы продолжают платить очень высочайшие заработной платы. В 2014 году годичный зарплатные бюджеты «Короны», «Пяста» и «Гурника Забже» превосходили их доходы – и это не считая других трат. Ниже порога, рекомендуемого УЕФА (60% от годичного дохода), оказались только три клуба – «Легия», которая на километры впереди всех в плане коммерческого потенциала, также «Заглембе» и «Белхатув», которые плелись в аутсайдерах и не раздували зарплатную ведомость.

Таким макаром, самый близкий к реальности метод заниматься развитием клуба, не неся убытки – это находить юных либо недооцененных игроков, развивать их и зарабатывать на перепродаже.

Трансферная политика

В последние годы, когда польский футбол начал развиваться по принципам бизнеса, клубы стали уделять больше внимания скаутингу и воспитанию молодежи в академиях. Два основных польских гранда – «Легия» и «Лех» – конкурируют на рынке не только лишь за футболистов, да и за скаутов. Прошлой зимой состялось сходу два перехода скаутов, которые были восприняты более жарко, чем если б кумир познаньских фанатов переехал в Варшаву. Белорус Сергей Хитриков после пары лет сотрудничества с «Лехом» начал работать в «Легии», а в оборотном направлении отправился Доминик Ярош, который возглавил в познаньском клубе отдел молодежного скаутинга и был обвинен президентом «Легии» в краже базы данных.

Игроки отправляются из Польши в европейские топ-клубы все в более юном возрасте – довольно вспомнить переход Кристиана Белика из «Легии в «Арсенал» (2,5 млн евро) либо Хуберта Адамчика из «Завиши» в «Челси» (960 тыс евро). Президент «Легии» Богуслав Леснодорски не уточняет сумму, которую клуб растрачивает каждый месяц на скаутов, говоря только, что это 10-ки тыщ злотых. Кроме Восточной Европы, польские клубы отыскивают игроков в Португалии, на Кипре, один из самых недооцененных рынков – Скандинавия. Конкретно там «Лех» отыскал Каспера Хямяляйнена, который за три года стал фаворитом клуба, переквалифицировавшись из атакующего полузащитника в форварды, а этой зимой отказался продлевать договор, уйдя в «Легию».

10 самых дорогих продаж украинских клубов

В экстракласе повсевременно возникают игроки из низших лиг. Самый броский пример – это, естественно, Роберт Левандовски, который перебежал в «Лех» из второлигового «Знича» за импозантную сумму 380 тыщ евро. Другой, еще больше показательный пример – это карьера Тараса Романчука. Украинец, который у нас не заинтриговал ни один проф клуб, попал в «Легионовию», «Ягеллония» заполучила его за 3 тыщи баксов и вышла вкупе с ним в еврокубки, а сейчас, по оценке Transfermarkt, его трансферная цена выросла более чем в сотку раз.

Спрос на людей, мастерски занимающихся футбольным менеджментом, содействует возникновению бессчетных курсов, и последующее поколение польских спортивных директоров и скаутов будет состоять не только лишь из закончивших карьеру футболистов. Скаут «Арсенала» Томаш Пасечны, который отыскал Кристиана Белика, разъясняет, что кропотливый отбор игроков содействует даже не тому, что клуб зарабатывает средства. Сначала, грамотный скаутинг позволяет инвестору не терять средства, подписывая дорогих переоцененных футболистов, которые в большенном количестве могут в какой-то момент довести клуб до банкротства.

30 вещей, которые раздражают меня в украинском футболе

17 реформ для украинского футбола