матчи на сегодня 1xbet

Сейчас Евролига отмечает 15-летний юбилей. В интервью Sports.ru президент лиги разъясняет, почему европейский баскетбол увлекательнее НБА.

Евролига за 15 лет

– Как это все начиналось лично вам?

– В 2000-м испанская лига занялась созданием новейшей лиги для огромных клубов. В то время я работал в испанской лиге и был вовлечен в процесс, итак вот я перебежал на работу сюда и возглавил Евролигу.

– Как вы вообщем стали работать в баскетболе?

– Я юрист по образованию. Время от времени жизнь – это просто стечение событий. Тогда я окончил игровую карьеру – я играл в проф команде, но сам не был специалистом. В 1981-м мы выступали в первом дивизионе в Испании. Это был небольшой клуб, и никому там не платили – команда представляла институт. И вот я окончил карьеру игрока, мне было 22 и тогда начал работать в качестве вице-президента клуба. Параллельно была сотворена испанская лига – я был вовлечен в процесс ее сотворения. Так что все в моей жизни вышло благодаря удачному стечению событий. И, как юрист, я стоял у истоков сотворения испанской лиги и оставался в руководстве до 2000-го года, а позже перебежал в Евролигу. Это были два параллельных процесса, и мне подфартило, что я оказался в правильном месте в правильное время.

– Что непосредственно поменялось в Евролиге по сопоставлению с Кубков европейских чемпионов?

– Главное изменение – в основополагающем принципе: сейчас клубы сами несут ответственность. Когда турниром управляет Федерация (ФИБА либо государственная федерация), то беды либо успехи на ней никаким образом не отражаются, ведь у их нет энтузиазма в этом.

– Что вы считаете своими главными достижениями за эти 15 лет?

– Самое главное – это осознание того, что мы работаем для болельщиков. Это очень принципиально. Мы не работаем для собственного наслаждения, для федерации, для менеджеров клубов, для тренеров. Без болельщиков это все не имеет смысла. Все это понимают, но не все это делают. Если вы поглядите на все деяния, которые решала лига за последние годы, то увидите, что они все преследовали одну и ту же цель. Нам принципиально было сделать хорошую картину, сделать показ в самом большом числе государств – мы очень прибавили в этом. Сразу мы настаиваем, чтоб клубы переезжали на новые арены. За 15 лет были введены в эксплуатацию практически 35 новых арен. Для нас это принципиально, так как мы начинали с аудитории в 300 тыщ, а на данный момент охватываем 9 миллионов. Все решения, которые принимались, нацелены на то, чтоб сделать лигу выгодной. Хоть какой спорт немыслим, если он не дает валютной отдачи.

– Наилучшее воспоминание за 15 лет?

– Я бы произнес, что «Финал четырех» в Праге. Дело в том, что каждый конец выводил турнир на новый уровень. Одним из таких уровней стала Прага, потом – Берлин. Особенность Праги состояла в том, что мы в первый раз попробовали провести турнир в небаскетбольной стране, и все вышло. На 15-тысячной арене, в городке, где нет сильных клубов, и фуррор был поразительным. Так что для меня это лучшее воспоминание.

– Какой вы видите лигу через 5-10 лет?

– Я бы желал, чтоб концепция турнира была доведена до разума. С самого начала турнир носил заглавие «Евролига». Наша цель состояла в том, чтоб это стало настоящей лигой, где каждый клуб играет с каждым. Мы не ориентируемся на другие вида спорта вроде футбола, где есть национальные чемпионаты и есть Кубок лиги чемпионов, другими словами концепция Кубка, системы игры на вылет. Мы убеждены, что баскетболу нужна европейская лига, и все решения, что были приняты за последние 15 лет, были основаны на этом принципе.

С самого начала была система длительных договоров с некими клубами. Мы всегда считали, что должны быть команды, повсевременно участвующие в турнире, вне зависимости от их выступления в государственных чемпионатах. Так что с тех пор и до сегодняшнего времени мы движемся в этом направлении. Через 10 лет, надеюсь, у нас будет лига, где каждый будет играть с каждым, а роль в лиге будет определяться системой продвижения, имеющейся меж Евролигой и Еврокубком. Думаю, что это будет безупречная пирамида, начинающаяся с государственных лиг, потом Еврокубок и, в конце концов, Евролига. Такая наша цель. Не знаю, сколько нам будет нужно для сих пор, ведь нам приходится вести взаимодействие с государственными лигами, делать другие вещи. Пока это нереально. Но у нас уже есть план, просто на его выполнение будет нужно время.

Евролига и разрыв меж клубами

– Вы считаете, что «Финал четырех» – это лучший метод как-то воздействовать на пропасть меж обеспеченными и бедными клубами?

– Не считаю, что «Финал 4 вообщем имеет отношение к этой дилемме. Ну и вообщем можно ли считать это неувязкой? Богатые и бедные клубы есть всюду, в том числе и в НБА. Экономика клуба находится в зависимости от экономики того рынка, на котором он выступает. Потому, когда идет речь о многонациональном турнире (ведь НБА – это хотя бы одна страна), необходимо осознавать, что у нас совсем различные рынки, и эту делему трудно разрешить. Мы должны осознать, как мы можем сбалансировать эту систему…

– Вы много гласили о правилах денежного «фэйр плей». Но хоть что-то происходит в данной области?

– Ассамблея приняла правила денежного «фэйр плей» три года вспять. С начала последующего сезона мы будем следовать тем правилам, которые были одобрены. Будет нужно время, до того как эти правила окажут воздействие на турнир. Мы лицезреем это на данный момент в футболе: правила денежного «фэйр плей» были приняты много годов назад, на данный момент они начинают использовать эти правила и использовать санкции. Вот в нынешней газете написано, что мадридский «Реал», «Пари-Сен-Жермен» и «Манчестер Сити» будут оштрафованы… И лишь на этом шаге вы осознаете, что что-то происходит. Никто не ожидает, что денежный «фэйр плей» разрешит все трудности. Дисциплина в ведении бухгалтерии – это сложное дело. Для нас это вдвойне труднее, потому что есть страны со сложившейся культурой ведения бюджетов клубов, как, к примеру, во Франции, Германии и Испании, а есть страны, где таких традиций нет (как в Рф либо Турции). Мы издержали много лет, работая с клубами и пытаясь достигнуть от их схожего подхода к составлению бухгалтерии. У каждого клуба своя традиция, своя ситуация. Мы занимались этим три года.

В будущем году мы введем малые требования по бюджету, понизим планку поступлений от основного спонсора, определим деньги, выделяемые на игроков. Это поможет несколько сбалансировать ситуацию, но для меня главное – донести идея, что клубы должны приносить доход. Нет смысла просто так растрачивать средства. Необходимо привнести другую культуру, разъяснить, что вы не сможете растрачивать средств больше, чем вы получаете. И нам очень далековато от этого.

– Вот для вас не кажется, что вы должны как-то жестче себя вести в таких вопросах? Даже в лиге ВТБ публикуют бюджеты…

– Мы собираем у клубов бюджеты уже много лет, просто, в отличие от лиги ВТБ, не считаем, что необходимо их публиковать. Но мы знаем числа за последние 6 лет. Единственная разница заключается в том, что я не собираю пресс-конференцию и не зачитываю там бюджет каждого клуба. Это работа самого клуба. Моя забота состоит не в том, чтоб говорить всем, что бюджет ЦСКА – 40 миллионов евро, а в том, чтоб осознавать, какая часть этих средств идет из баскетбола, а какая нет. Нам принципиально конкретно это. Плюс есть разные ограничения в каждой стране. Есть законы в Греции и в Италии, которые мешают раскрыть бюджеты «Панатинаикоса» либо «Милана». В неких клубах прописано, что клубы должны составлять бюджет с первого января до 31 декабря. Это мелочи, но они очень важны. К примеру, «Уникаха» принадлежит банку, который должен следовать законам Испании для денежных институтов, и, согласно им, у баскетбольного клуба фискальный год отличается по сопоставлению с «Барселоной» либо с ЦСКА. От нас это не зависит.

В Рф не было традиции составлять отчетность независящей компанией – мы ввели такую практику последние три года. В Испании мы это делали с 91-го года.

– А почему вы не желаете публиковать такие вещи?

– Открытость не связана с тем, публикуем мы это либо нет. Открытость – это то, что мы имеем в нашем распоряжении достоверные данные о бюджетах. Допустим, вы понимаете, что бюджет «Барселоны» – 30 миллионов евро. Что для вас дает эта информация? Вы же приблизительно представляете это и так. Для меня принципиально, чтоб было понятно, какая часть этих средств идет от спонсоров, какая от телевидения, покроют ли издержки доходы в последующие три года…

– Вас повсевременно критикуют за то, что многие фавориты государств не имеют доступа к Евролиге. Вы вообщем считаете это неувязкой?

– Если мы говорим о проф турнире, для нас принципиально его качество. Если мы стремимся к хорошему качеству, то мы должны осознавать, что наличие чемпионов всех государств не дает нам этого свойства, потому что разница в уровне очень велика. Наверняка, 14-я команда Испании будет сильнее, чем фаворит Румынии. Мы – проф лига, и наша задачка заключается в том, чтоб предлагать болельщикам высококачественный баскетбол. А политикой пусть занимаются Федерации. Нам необходимы клубы с денежной стабильностью, поддержкой болельщиков и желанием выступать в Евролиге. Быть фаворитом страны – это замечательно, но не довольно.

При всем этом, чтоб дать всем возможность выступать на высшем уровне, у нас есть Еврокубок, откуда все могут попасть в Евролигу. Фаворит Румынии имеет возможность выступить в Евролиге, для этого им необходимо одолеть в Еврокубке. Здесь дело в принципе. Или мы концентрируемся на качестве, или открываем двери для всех чемпионов. Компромисса тут нет. Вы скажете, что Лиге чемпионов это удается. Но у Лиги чемпионов есть время на то, чтоб организовать квалификационные турниры, где все могут выступить. Федерации не дают возможность для такого же самого в баскетболе – Федерации проводят международные турниры в сентябре.

– Есть слухи, что ФИБА-Европа планирует организовать очередное подобие Сапролиги. Вы видите в этом опасность Евролиге?

– Пока это только слухи. Я предпочитаю гласить так: если система работает (даже с учетом тех ошибок, которые мы сделали), если это единственный турнир в мире (кроме НБА), который продолжает расти, я не понимаю, для чего это поменять. Я бы сообразил, если б такому турниру посодействовали расти. А организовать что-то параллельное – это я осознать не могу. Само собой, каждый может организовывать все, что ему заблагорассудится. Мы – компания, которая принадлежит клубам. Конкретно клубы все и решают.

Евролига и НБА

– Евролига, как бизнес-проект, соперничает с футболом либо с НБА?

– Евролига – это спортивный проект, который мы пробует сделать доходным либо хотя бы сделать так, чтоб клубы не теряли средства. Мы однозначно не конкурируем с футболом – никто не может соперничать с футболом. С НБА мы конкурируем исключительно в том, что касается игроков, но не в остальном. При всем этом мы работаем с ними совместно, стараемся продвигать баскетбол в мире…

Хотя, естественно, за последние годы, с того времени, как НБА стала более открыта для легионеров, мы стали терять больше игроков. При всем этом это не та конкурентность, которая принуждает меня рыдать, ведь все находится в зависимости от нас, мы должны предложить игрокам лучшие условия, чтоб уверить их остаться. Очень нередко мы лицезреем, как игроки уезжают и посиживают в НБА на лавке, как они уезжают, а позже ворачиваются и ворачиваются слабее, чем были, потому что утратили пару лет. Понятно, что тут замешаны агенты, денежные интересы, но в целом я не рассматриваю НБА в качестве соперника.

– Тогда обычной вопрос. Вот для чего мне глядеть Евролигу, если у меня есть возможность глядеть НБА?

– Обычной ответ: так как наша игра великолепна, изумительна, быстра…

– Стоп, но это тот же самый баскетбол… А наилучший баскетбол в НБА.

– Все находится в зависимости от личных предпочтений. Непременно, в НБА играют наилучшие баскетболисты мира. Но очень многие убеждены, что баскетбол там не наилучший. Есть огромное количество людей, которым нравится европейский стиль, принципы игры совсем другие.

– Тогда растолкуйте: чем принципы евро баскетбола лучше?

– А я не говорю, что они лучше, они просто другие. Никто не может соперничать с уровнем их игроков, но с остальным… К примеру, мне нередко кажется, что матчи НБА скучны. Я это так вижу. Они очень длинноватые, очень зациклены на личных качествах, тогда как в Европе всегда принципиальна командная концепция. Это находится в зависимости от личного восприятия. Я не говорю, что европейский баскетбол лучше, просто мне он нравится больше, он увлекательнее. Концепция евро стиля – наилучшая в мире, концепция евро игрока – наилучшая в мире. В НБА мы повсевременно лицезреем, как игрок берет мяч и просто кидает – если для вас это нравится, дело ваше.

– НБА – наилучшее шоу в мире, так? Но при всем этом вы не желаете копировать его, хотя гласите о желании зарабатывать на баскетболе…

– Неувязка в том, что потребитель отличается. Если вы что-то производите, то принципиально осознавать, кому вы будете это продавать. НБА производит неописуемый продукт для собственных клиентов, приемущественно это америкосы, а позже уже весь остальной мир. В Европе мы смотрим на баскетбол по другому. Нам не надо шоу, не надо проводить на арене по три часа. Нам принципиально, кто выигрывает, а кто проигрывает. Итог для нас значимее, чем спектакль. Такая наша культура. Почему в США есть закрытые лиги? В Европе такового нигде нет, потому что в нашей культуре превалирует итог и вытекающая из него драма. А там ничего не происходит. Хоккейная лига, НФЛ, в бейсбольной лиге вообщем 162 матча – и команда может проиграть все, но ничего не произойдет. Америкосы понимают это, принимают это, и им это нравится. Мы не можем это осознать. Для нас принципиально осознавать психологию нашего клиента: если команда одолевает, то что-то должно произойти, если команда проигрывает – то же самое.

– Евролига позиционирует себя как лигу команд в противовес НБА, как лиги звезд. Для вас не кажется, что такая стратегия в корне ущербна, ведь все обожают конкретно звезд?

– Что важнее в европейском баскетболе, игрок ЦСКА либо сам ЦСКА? Не запамятовывайте, что бренду «Шарлотт» 20 лет, а «Фенербахче» – 110 лет. В этом и есть разница. «Реал» и «Барселона» – это бренды. У нас нет ЛеБрона Джеймса либо Кобе, у нас есть «Барселона». Конкретно «Реал» – самый сильный бренд в мире (а не Криштиану Роналду). Мы отталкиваемся конкретно от этой концепции, наша рекламная стратегия идет конкретно отсюда. Это часть нашей традиции, это то, с чем сравнивают себя люди. Вот поэтому личности для нас не так важны. Они важны, но исключительно в том смысле, когда они ассоциируются с брендом. «Барселона» переживет Месси, так же, как она пережила Кройфа.

– Вы уже произнесли, что формат этого сезона сохранится. Для вас, правда, он нравится? Вы ушли от формата, когда любая игра имела вес, но не пришли к большенному количеству матчей…

– Европейский зритель не усвоит, если матчей будет сильно много. Это в НБА они могут проводить кучу игр, которые ничего не решают. Если так будет, то нас будут критиковать. Нас и так критикуют, но мне кажется, что сезон довольно маленький, и при всем этом мы даем возможность таким командам, как «Динамо» Сассари, «Лимож» и другим, сыграть на высшем уровне. Это содействует росту энтузиазма к игре в этих регионах. Этот формат не безупречен, но он дает возможность соединять маленькой отрезок, когда привлекаются средние команды (мы даем им 10 матчей), а потом начинается часть Топ-16, где играют наилучшие команды. Тут есть баланс. Понятно, что это не эталон, у нас нет способности привнести такую систему, как нам бы хотелось, но это наилучшее, что есть.

– Тогда поясните, пожалуйста, необычную систему плей-офф в Еврокубке, где команды проводят по два матча, при всем этом имеют место ничьи и остальные небаскетбольные штуки.

– Это связано с календарем. Если б нам необходимо было проводить по три матча, то это занимало бы на неделю подольше, тогда и у нас были трудности с государственными лигами. Я согласен, что это не очень в традиции баскетбола, но у нас нет другого выхода.

– Вы вот гласите, что Евролига – это не шоу, а спортивное соревнование, которое выявляет наисильнейшего, но при всем этом остаетесь верны формату «Финала четырех», где все таки еще больше шоу, чем справедливого результата. Тут нет противоречия?

– Нет, естественно. Плей-офф – это отменная система. Неувязка в том, что когда у вас система плей-офф, это касается наименьшего числа государств. Когда мы проводим «Финалы четырех» всеобщее внимание концентрируется на одном уикенде. Это значит, что 180 государств будут передавать данное мероприятие, 600 журналистов будут находиться там. «Финал четырех» стал площадкой для представления Евролиги. Если мы вернемся к системе плей-офф, то все это пропадет и станет делом клубов, играющих в конец. Мы уже через это проходили. В 2000-м мы проводили плей-офф, хороший плей-офф, в конце были сыграны 5 матчей, но всем было наплевать. Никто не смотрел за этим. Его демонстрировали на 2-ух каналах, в Испании и Италии. Из этого не вышло сделать действия.

В НБА играет южноамериканский конец. И это любопытно всей стране. В Европе же выходит так, что играют Испания против Израиля либо Наша родина против Греции. И если ваша команда не участвует, то вас это не завлекает.

Евролига и Наша родина

– Как вы, наверняка, понимаете, Евролигу не демонстрируют по общенациональному телевидению в Рф. Вы не считаете, что лига должна как-то вдохновлять команды развивать баскетбол в стране?

– Роль лиги заключается не в том, чтоб подменять собой клубы. Мы можем давать советы, делиться своим опытом, предлагаем им обучаться у нас, мы вкладываемся в баскетбол в России… Мы не можем им посодействовать, если они не желают, чтоб им помогали. Мы вот смотрим, как «Нижний Новгород» играет перед пустыми трибунами. Ну, что я могу с этим поделать?! Мы хотим предложить им все, чтоб поправить ситуацию. Но не могу же я сам ехать в Нижний Новгород и продавать там билеты?! Мы стремимся сотрудничать с лигой ВТБ и повсевременно обсуждаем с ними вопросы, касающиеся продвижения клубов, их прогресса. Но, в конечном счете, если в самой стране нет энтузиазма в этом, нет мотивации, то мы ничего не можем поделать.

Для нас это просто ужас. «Нижний Новгород» здорово выступил в этом году, они молодцы. Но нам не необходимы клубы, у каких пустые трибуны. Это их ответственность, их выбор.

– Разве нельзя их как-то вынудить?

– Как это сделать? Мы объясняем им, как ловить рыбу. Но мы не можем ловить рыбу за их. Мы не несем ответственность за управление клубами. У команд есть свобода. Беседу на данную тему я имел с руководителями лиги ВТБ и в прошедшем году, и сейчас с утра. Мы даже готовы к тому, чтоб реализовать права на показ телевидению за наименьшие средства и продвигать продукт. Мы проводим совещания с клубами, стараемся работать вкупе с лигой, делаем все… Но ничего не выходит, если клубы не прикладывают никаких усилий. И мы не можем допускать, чтоб у нас игрались команды с пустыми трибунами. Это разрушит все.

И еще нас волнует самый главный вопрос: как им самим любопытно играть, если на их никто не прогуливается? Снова же все сводится к болельщикам. Без их все это глупо.