игровые автоматы в 1 икс бет

Официальный отказ от выступления на Евробаскете-2015, дела Леброна и Блатта и планы на последующий сезон – резюме пресс-конференции Тимофея Мозгова.

О сборной

Желаю увидеть, что это не мое решение. Я не выбираю, ехать мне играть за сборную либо не ехать. Это стечение событий. Прооперировали колено, и восстановиться я никак не успею при всем желании. Не получится. Я всегда желаю ехать за сборную, с наслаждением выступаю, у нас самый крутой коллектив, всегда получаю большущее наслаждение от пребывания в команде.

Меня не нужно уговаривать. Я всегда желаю ехать в сборную. Но не могу.

У нас всегда в сборной задачи: с центровыми, 4-ыми номерами и разыгрывающими. Но мы всегда побеждали и приносили медали. Я не считаю, что есть задачи. Для тех ребят, которые будут играть в сборной, это большой шаг вперед. Хотелось бы, чтоб они с полной серьезностью к этому отнеслись. А то всегда слышишь, что у нас ничего нет: тренера нет, игроков нет, поедем – все проиграем. И все же никогда такового не было, чтоб мы прям все проигрывали.

О встрече с Мутко

Нас пригласили – я с наслаждением приехал в министерство спорта. Пообщались – всем перетерли косточки. Обсудили ситуацию: за океаном, детский спорт… Я, естественно, не политик, не деятель некий, я спортсмен – поделился своим воззрением, кое-где даже откровенно. То, что я произнес – это не для всех ушей.

Не то что я пришел и сказал, кто чем занимается. Разговор шел о том, чтоб посодействовать, чтоб мы со размеренной душой могли сказать: «Наконец-то, Андрей у руля»… Шуточка, естественно. Хотелось бы, чтоб все интриги, скандалы, расследования закончились. Чтоб пришел человек, который этого достоин, который мог бы организовать правильную работу федерации, правильную подготовку сборной. Чтоб не было того давления, которое было в прошедшем году – и так некие ребята по состоянию здоровья не могли приехать в сборную, так еще были и все эти дискуссии, которые отвлекают. Необходимо, чтоб ничего этого не было, была верная работа с молодежью, верная подготовка сборной, чтоб все успокоилось. Это очень принципиально. К огорчению, немногие там понимают, как это принципиально.

О травме

Нога меня волновала в протяжении последних 2-ух сезонов. Для медиков это не было секретом. В этом сезоне на стадии второго раунда, когда мы игрались с «Чикаго», начались маленькие отягощения. Поначалу докторы не могли осознать, в чем неувязка – колено смотрелось здоровым. Но после сезона в каждой команде НБА ты проводишь обследования и тебя отпускают домой. Мы сделали обследование и отыскали кисту, которая там издавна была и мешала. Я так сообразил, что пошли какие-то отягощения на связку. Я сделал обследования в Кливленде, поехал к отличному медику в New-york, решил, что этого не достаточно, и решил запастись еще одним знатным воззрением и полетел в Майами. Все в один глас произнесли, что нужно делать операцию. Пробовал до упора отговариваться – никто ведь не желает ложиться под ножик. Операцию делали в Кливленде, там же я проходил 1-ый курс реабилитации. Уже в августе мне придется лететь в Америку, чтоб докторы наблюдали за восстановлением, за тем, чтоб все шло верно.

Операция была под общим наркозом. Что оттуда вытащили, мне не проявили. Я не могу сказать, как это смотрелось. Я сам лицезрел только на снимках – доктор, который в этом разбирается, мне демонстрировал, что и где находится, и разъяснял.

У меня пока есть трудности с ногой. После операции прошло только 13 дней. Я только вчера прилетел, после самолета была маленькая отечность. Нога еще побаливает. Сейчас я пробудился в 7 утра и сперва поехал в зал заниматься процедурами, заниматься упражнениями. У меня их большой перечень. Перед тем как улететь из Кливленда, мы издержали несколько часов, записывая на видео упражнения, чтоб я ничего не запамятовал. Я к этому очень серьезно отношусь: если меж нами, собираюсь играть еще лет пятнадцать. Колени необходимы здоровые.

О планах на последующий сезон

Рановато на данный момент о сезоне гласить. Все мысли о том, как верно восстановиться, без всяких обострений. Заглядывая вперед, можно сказать, что сезон бы числился удачным, если б он был не ужаснее предшествующего. Кроме того что охото его провести на том же уровне, охото – все мы такие люди скупые – сделать шаг вперед, стать еще лучше.

В связи с этим я на данный момент мало расстроен. Заместо того чтоб заниматься, работать над собой летом, я занимаюсь восстановительными процедурами и никаких нагрузок не могу принять. Даже велик пока не могу крутить.

В этом плане я расстроен. Но есть еще время приготовиться. Так что задачка такая: быть не ужаснее, чем в прошедшем году, и всей командой наши мысли о том, чтоб идти далековато в плей-офф, снова играть в конце и выигрывать. Все лицезрели, что нам малость не подфартило. Конкуренты были посильнее. Да и нам не подфартило. Как Дэвид Блатт произнес, у нас есть неоконченное дело. У нас команда, которая может выигрывать, состав сохранился, даже усилился. Думаю, что все будет отлично.

О Блатте

После чемпионата мы виделись пару раз. И перед тем как сделать операцию, и после, когда проходил восстановление. У тренера большая работа на данный момент, идут подписания, переподписания, трейды, пробуют усилить состав, сохранить то, что есть…

Как человек он не поменялся – как был неплохим человеком, так и остался. Что касается подхода к работе, то понятно, что система другая. Все строится по-другому. Ему было тяжело в 1-ый год, но мне кажется, у него были отличные ассистенты. Считаю, что он отлично совладал с той задачей, которая была поставлена в команде. Не знаю другого тренера, который с 2-мя такими травмами в конце сумел бы так противостоять конкуренту. И так гласили, что мы все проиграем, а травмы все усугубили.

Играть с суперзвездой – это палка о 2-ух концах. С одной стороны, тяжелее – когда человек ведет за собой, ты стараешься прыгать выше головы, играть лучше, чем обычно. С другой, когда суперзвезда на площадке, то своими действиями он делает игру других лучше. Ты должен повсевременно себя мотивировать, чтоб сыграть лучше, но при всем этом, оказываясь на площадке с ним, ты уже становишься лучше.

Касательно отношений Леброна и Блатта я бы произнес, что сильно много всего придумано и гиперболизировано. Это ваша работа, я вас понимаю. Но по сути, все обстоит не потому что раздувает пресса: кроме мистических физических данных, большущего таланта, у Леброна есть голова на плечах. Он не просто играет в баскетбол, да и осознает, что происходит на площадке. И ему, как игроку, некие вещи виднее на площадке, он дает подсказку, и с его авторитетом приходится считаться. Но нет такового, как раздувает пресса: вот я Леброн, а вы все мне помогаете. Есть команда, есть тренер, а есть фаворит. К огорчению, есть много вещей, которые вы не видите – то, как он ведет за собой, то, что он гласит. Это ведь тоже талант.

Фото: facebook.com/Mozgov25