где скачать 1 икс бет

alt

Пятиборец Александр Лесун – броский пример того, как у нас могут прозевать сильного спортсмена. Восемь годов назад он демонстрировал отличные результаты посреди  юниоров, но в сборной Беларуси оказался никому не нужен. Зато понадобился в Рф. Стал четырехкратным фаворитом мира, а в этом году захватил золото на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Невзирая на русский паспорт, Лесун нередко бывает Минске. Во время очередной побывки Тарас Щирый повстречался с фаворитом и побеседовал о патриотизме, российской водке, ночных клубах и полете в космос.

Кстати, на деньках Лесун был признан наилучшим спортсменом Рф в 2016 году.

«Парень, ты попал под конвейер»

– Об олимпийском золоте желали с юношества?

– Нет. Когда был небольшим, желал стать астронавтом, летчиком. Позднее грезил выиграть чемпионат мира. Об Олимпиаде задумался лет восемь вспять. Я в пятиборье пришел в 15. Ранее, как и многие пятиборцы, занимался плаванием. В какое-то время страшно утомился от него, начал пропускать тренировки. Необходимо было завязывать со спортом либо находить что-то другое. Так я и оказался у Анатолия Ткаченко, который набирал юных ребят для пятиборья.

У меня сходу все начало получаться, и я сообразил, что это – мое. Мне нравится пятиборье тем, что нет психической вялости. Я фехтую, скачу на жеребце в прекрасном кителе, в галстуке, в белоснежных перчатках. От всего этого веет даже каким-то дворянством.  Все смотрится очень прекрасно, элегантно. И здесь же, после лошадки, спортсмен снимает китель, надевает майку и бежит далее. Зрителям очень нравится. Они хлопают в ладоши от удивления.

– Во 2-ой половине «нулевых» в белорусском пятиборье хватало скандалов. Очень критиковали работу головного тренера Валентина Рогова. Ситуация реально была критической?

– Давайте поглядим на факты. На Играх в Сиднее Павел Довгаль захватил «бронзу». На последующие две Олимпиады от Беларуси в пятиборье отбирались по четыре человека. На данный момент – один. На основании этих цифр  можно сделать выводы. А вот чувственный фон был не самым наилучшим. К Валентину Рогову у меня было нейтральное отношение. Я вообщем  плохо его знал. Помню, что сборы проводились, мы игрались совместно с ним в волейбол… Ничего отвратительного либо неплохого о Рогове сказать не могу.

– Вы сами гласили, что вас из сборной выгнали.

– Я тренился у Ткаченко, который практически работал со всей государственной командой. А у Рогова был один ученик – Дима Мелях, и я, юный, его из сборной выбивал. Естественно, тренер этого не желал. Я ему был неприятен. Не из-за того, что я Лесун. А так как я человек Ткаченко, который своими спортсменами занял все места в сборной. Позже меня начали исследовать врачи и поставили диагноз, который воспрещал  заниматься спортом в нашей стране.

– Что за диагноз?

Сердечная аномалия. Конкретизировать не буду. В Европе с этим можно было выступать, но только не в Беларуси. Из-за диагноза меня было очень комфортно списать. Люди просто не задумывались, что еще кое-где вылезу, а я выбрался. Офицер Государственного антидопингового агентства мне позднее произнесла: «Саша, я рада, что мы тебя не оставили. Ты бы не стал тем, кем являешься». И я с ней стопроцентно согласен.

1-ое время вне спорта было очень тяжело. Хватало желания воплотить себя в пятиборье,  юношеского максимализма. Правда, мои старшие знакомые как-то сели передо мной и произнесли: «Парень, ты попал под конвейер». Неувязка, дескать, не в для тебя, а в системе. А против системы нельзя идти. Просто так получилось… Мозгами тогда осознавал, что, может быть, придется окончить с карьерой. Но благодаря семье, родителям, выкарабкался из этой ситуации. Даже не знаю, как это вышло. Год проболтался вне спорта.  Работал в компании по очистке ковров, автомобилей.  Мне это было не любопытно. Работу можно было отыскать другую, но я понял, что желаю быть только спортсменом,  зарабатывать спортом на жизнь. Россию для переезда, кстати, рассматривал в самый последний момент. Желал поехать в Чехию, Литву, но только не в Россию. Осознавал, что там суровая конкурентность, будут и другие задачи. Я не желал сложностей. Но судьба так распорядилась, что через их пришлось пройти.

– Так почему вы не поехали в Чехию?

Не было определенного предложения.

– А из Рф оно поступило?

Дело было ах так. Один из моих товарищей предложил мою кандидатуру тренеру Алексею Хапланову. Он согласился меня просмотреть. Приехал на медобследование, мне дали заключение и произнесли, чтоб через месяц приезжал снова. Так все и началось.

– И россиян не смутило, что вы год не занимались спортом?

Нет. Меня приглашали просто испытать себя. Ко всему иному я  довольно хорошо фехтовал. А русским было прибыльно, чтоб в сборной появился очередной человек, который может удачно соперничать в фехтовании. Конкурентность в сборной Рф была очень суровой. Хватало титулованных спортсменов. Мне, юному, повсевременно приходилось обосновывать. Но все вышло довольно просто. Даже не знаю, с чем это связано. Практически через полгода мои результаты пошли ввысь.

– Как  прошли эти семь лет? Ваша семья повсевременно в Минске, вы – в Рф.

 У меня в Москве есть неизменное жилище. Слава Богу, Вячеслав Аминов, глава федерации современного пятиборья Рф, заполучил мне квартиру. А ранее приходилось жить в домике на базе. В плане жизни на данный момент все стало довольно легко. Я навещаю дочь и супругу в Минске, а они меня – в Рф. Но на неизменное место жительство перевозить родных в Москву я не желаю. В Минске работают прекрасные детские сады, можно получить хорошее образование. С коррупцией все обстоит намного лучше, чем в Москве. Так что пока будем, как лягушка-путешественница, передвигаться туда-сюда.

alt

– Обратно вас не желали возвратить?

– Желали. Николай Иванченко, глава Белорусской федерации пятиборья, выходил на связь с таким предложением. Но, во-1-х, все уперлось в вопрос цены и свойства. Его не последовало. А во-2-х, в Минске нет базы, которая отвечала бы всем требованиям пятиборца. Да, по фехтованию, плаванию, бегу условия были хорошими. Но тренировать конкур нам приходилось ездить в Ратомку. А это тяжело. В Москве мне необходимо пройти две минутки – и я уже на жеребце, еще две минутки – и я в бассейне… Вот это и есть реальная база пятиборья. Хотя условия для спорта в Беларуси в целом отличные. И не случись со мной той ситуации, я никуда бы не поехал.

– С точки зрения патриотизма ваш переезд в Россию многие восприняли плохо.

 Я читал то, что пишут в вебе. И мне мало грустно из-за неких комментариев. Ведь тот, кто знает мою историю, не произнесет, что я погнался за длинноватым рублём. Если не владеешь информацией, не пиши, а для начала изучи вопрос. Мне просто необходимо было выступать на соревнованиях, трениться.  

Я очень люблю Беларусь. Желаю сюда ворачиваться, отдыхать, растрачивать средства. Мне это безрассудно нравится. Но сейчас работать больше нравится в Москве. Что касается патриотизма, в  Беларуси прекрасная идеология.

 Чем она для вас так близка?

– Тем, что у нас учат обожать родину, землю, соседа, каждого человека. И для меня было очень приятно, что на открытии Паралимпиады белорус шел с русским флагом. Таким макаром люди высказали общественности свое мировоззрение по вопросу отстранения русских паралимпийцев. И большой поклон тому, кто это сделал. Я общался об этом с друзьями из Рф. Они очень рады, что есть братский люд, который может поддержать на интернациональной арене.

– Считаете, что белорусы очень похожи на российских?

Да, меж нами много общего. Правда, мы все-же поближе к Европе, чем россияне. Те же москвичи – отдельная история. Они очень отличаются от других обитателей Рф. Здесь ритм жизни другой, люди более брутальные. Не такие, как в Питере, Самаре. Мне ранее было тяжело привыкнуть к столичному ритму. В Беларуси все расслабленно, равномерно. Но позже я к Москве привык. Мне стало отлично.

– Вашу подругу по сборной Рф Донату Римшайте, уроженку Литвы, на родине считают предательницей.

–  Из-за этого в Литве у нее вправду огромные трудности. Мещанин считает ее предателем, а спортсмен лицезреет ситуацию по другому. В Литве нет базы, в пятиборье не вкладывают средства, нет популяризации этого вида спорта. О чем в таком случае можно гласить? Человек желает работать в не плохих критериях.

«Смотрел на конкурентов и осознавал, что мальчишки трясутся»

–  Наверняка перед Рио понимали, что для олимпийской медали уже издавна созрели.

– А для чего хитрить? Я летел в Рио только за медалью. Ехал за ней и четыре года вспять, но из-за стресса не смог захватить. На данный момент все было по-другому. Мне, кстати, кое-где даже конкуренты посодействовали. Не совладали со своим волнением. Я на их смотрел и осознавал, что мальчишки трясутся. Ощущал, как они меня страшатся. В особенности это ощутил на фехтовальном турнире. Колол их, как деток, и уходил. Там дуэль продолжается до 1-го укола. В конечном итоге выиграл 28 фехтовальных поединков из 35 (новый олимпийский рекорд – Авт.).

alt

– Допинговый скандал вас обошел стороной?

– Естественно. К счастью, моя фамилия нигде не упоминалась. Но в этом вопросе есть вещи, которые мне непонятны. Я, например, не понимаю Фелпса. Как он мог осуждать нашу пловчиху Юлию Ефимову? Ты же сам попадался на нелегальных субстанциях! Спортсмен не должен так себя вести. Это абсурд, естественно. Что касается негативного настроения в отношении русских спортсменов, я его не ощутил. Многие понимают, что это все политические игры. И никто на нас не давил. Да, неувязка с употреблением допинга вправду есть. Но я не думаю, что Наша родина является фаворитом в перечне положительных проб.

– Спортсменов в Бразилии хорошо почистили местные бандиты. По вашим кармашкам не лазили?

– Я уже не 1-ый раз был в Бразилии, потому знал, как себя необходимо вести. Старался никуда не ездить. А если выезжал, то только на заказных машинах. Заморочек никаких не было. Хотя у нас ограбили пловца Евгения Коротышкина. И ему пришлось в трусах бежать в гостиницу. Но что в этом ужасного? По Рио-де-Жанейро многие так бегают.

– Владимиру Путину вас уже представили?

– Да. Олимпийские призёры и фавориты были у него на приёме в Кремле после возвращения из Рио. Мне вручили Орден Дружбы. Нас угощали креветками, разнокалиберной икрой, бараниной, говядиной… Мне удалось малость побеседовать с Путиным. Он интересовался, как у меня выходит так длительно выступать на высочайшем уровне.Задавал много вопросов. Мне показалось, что Владимир Владимирович в теме. Думаю, он реально разбирается в спорте, осознает его.

alt

 «От БАТЭ я балдею»

–  Вы не так давно резко высказались о футболистах. Чем они для вас так не угодили?

– Почему не угодили? Просто я не понимаю, как можно платить в России  миллионы человеку, который с 7 метров не может попасть в створ ворот. Меня это поражает. И это нездоровой вопрос. Мне кажется, если б так занимались в любом другом виде спорта, то никаких медалей не было бы вообщем.

– А БАТЭ у вас вызывает эмоции?

– Я же сам из Борисова! Время от времени даже посещаю домашние матчи команды. Итак вот, у БАТЭ есть жажда борьбы, упорство, терпение. Да, в почти всех технических качествах борисовчане уступали «Ювентусу», «Баварии», «Валенсии», но за счет нрава футболисты брали своё. За это я их обожаю, балдею от их. Для меня игроки этой команды – спортсмены с большой буковкы.

– Кстати, о деньгах. Сколько зарабатывают пятиборцы?

– Я думаю, что в плане денег пятиборье находится кое-где посерединке всех олимпийских видов. Мы получаем намного меньше, чем футболисты либо хоккеисты. Сейчас я зарабатываю 2,5-3 тыщи баксов. Когда жил в Беларуси, получал президентскую стипендию – 720 тыщ рублей за месяц. Мне тех средств хватало. Некий нужды у меня не было. Естественно, шампанское за 50 тыщ баксов я не мог для себя позволить, но помогал родителям, мог расслабленно зайти куда-нибудь поужинать, отдохнуть на выходных.

– Кутили?

– Да, на выходных прогуливались на  дискотеки. Выпивали. А с кем такового по юности не бывает? Посещал тогда  все самые лучшие ночные клубы Минска: «Юлу», «Изюм»… «Овертайм» тогда только открылся и был молодежным заведением. В запой я никогда не уходил. Но контролировал себя не всегда.

Если ты напился, то завтра бежать уже не сможешь. Это тривиально. Организм работает, как часы. И хоть какое избыточное вливание на пользу не пойдет. В таком состоянии ты не сможешь работать в обыкновенном режиме. А это напрягает. Ты ведь привык, чтоб организм работал, как часы.

alt

– После матчей футболисты нередко пьют пиво. Так они типо расслабляются. Сколько пива позволяете для себя вы?

– В пятиборье тоже так принято. Но пьют не только лишь пиво, но к тому же вино. Спорт у нас очень энергозатратный.  В организме создается много молочной кислоты. А ее идеальнее всего выводит алкоголь. Так для вас произнесет хоть какой доктор. Как досадно бы это не звучало, но это так. Сколько я для себя позволяю? После соревнований выпью максимум литр пива. Просто больше я не тяну, и для моего организма это будет не очень отлично. С возрастом доза только миниатюризируется.

– А что пили в Бразилии после победы?

– Сорокоградусную русскую водку. На какие-то прогулки по Рио не было сил. И мне хотелось немножко испить водки, чтоб взяло так и обожгло мозг и  все снутри. Чувственных и физических сил у меня тогда вообщем не было.

– На данный момент, став олимпийским фаворитом, сможете для себя позволить все, что пожелаете?

 Квартира есть, машина – тоже. У меня Бмв 4. Собирал на нее средства пару лет. Бмв X6, который мне подарили после Олимпиады, я просто не смогу содержать. Дорогая очень. И,наверняка, я ее продам. Но средства есть, и я не встаю в Москве каждое утро с идеей, как мне их заработать. У супруги, кстати, появился собственный бизнес. Сдает в аренду баню, которая плавает на плоту. Но об этом лучше с ней побеседовать.

– Чего тогда не хватает для полного счастья?

– В космос слетать очень желаю. Стоит эта затея 200 тыщ баксов. Ценник с возрастом падает. Жду, когда станет еще дешевле.

– А что супруга об этом гласит?

– Как обычно: «У тебя свои развлекухи. Занимайся, чем хочешь».

Фото: sport-express.ru, rsport.ru