1xbet рулетка официальный сайт

Никита Мелкозеров попробовал взять интервью у самой таинственной легенды белорусского футбола.

«Малы, малы! Иди-ка сюда»

Это было года два вспять. Сборная Беларуси собиралась играть со сборной Финляндии в Гомеле. Мы находили для себя дополнительные темы, чтоб сделать двудневную командировку более заполненной и оправданной. Кто-то в порядке абсурда вспомнил о существовании затворника Василия Баранова. Я хмыкнул. В редакционной базе отыскался номер. Я сел на трубку.

– Слушай, ну, для чего для тебя это? – Баранов откликнулся со старта. – Ну не желаю я давать интервью! Ну, для чего?

– Ну, вы же легенда.

– Ай, ну!

– Ну, люди желали бы выяснить, как ваши дела.

– Передай им, что у меня все нормально.

– Может, вы все-же подумаете. Я позвоню позднее, поинтересуюсь.

– Позвони.

Если человека, который идет в отказ, не выходит задушить до победы сходу, позже начинаются приключения. Естественно, Василий в один момент пропал. Находясь в Гомеле, я слушал гипнотическое гудение трубки, которое ничем разговорным не оборачивалось. На связь Баранов вышел только через четыре денька.

– Я был на сборной. До вас не дозвонился.

– Угу… И как сборная сыграла?

– 1:1.

– Прям, как Наша родина…

– Так, будем разговаривать?

– Не, не нужно.

– Ну, всем же любопытно знать, как вы живете.

– Слушай, футбол был издавна. А о собственных сегодняшних делах я гласить не желаю.

– Может, все-же?

– Все у меня отлично. Воспитываю отпрыска. Живу для себя расслабленно, никого не трогаю. Давай как-нибудь позже.

Как-нибудь позже вышло осенью такого же года, когда мой номер крепко закрепился в черном списке Баранова и не стал получать хоть какую-то реакцию. Во время очередной гомельской командировки я взял телефон у товарища и позвонил для чистки совести. Совесть очистилась. Абонент на другом конце трубки нашелся.

– Опять ты?

– Да. Как дела?

– Нормально.

– Вас Кечинов отыскивает.

– Чего он меня отыскивает?

– Увидеться, наверняка, желает. Желаете, сведу вас?

– Ай, не.

– Ну, давайте. Позвоню ребятам в Москву, найду телефон.

– Нет.

– Я в Гомеле. Давайте побеседуем. Подскочу куда скажете.

– Прости, вот прямо на данный момент уезжаю в Москву. Звони позже.

Последняя фраза Баранова подкрепляла слухи, как будто он работает строителем и по этому поводу временами гоняет в Россию исполнять гастарбайтера. Но все оказалось малость не так и разъяснилось 2-мя годами позднее, в течение которых я размеренно раз за месяц набирал Баранова и слушал мерные гудки.

Мы активировались по части Василия в сегодняшнем году. Активировались всем редакционным ансамблем. Общую мотивацию дополнила наша встреча с одним из заслуженных белорусских футболистов. Как-то пили кофе, писали на диктофон какое-то интервью и вообщем гласили о другом. Но вдруг человек подзавелся и с ухмылкой на лице стал вспоминать боевую юность, которая попала на стык веков.  

 

– Прикинь, я даже с Васей Барановым пересекся. Малофеев вызывал нас в сборную сразу. Представляешь? Малофеев! Глас этот осиплый, взор пламенный и звучные речи. Я просто балдел от атмосферы. Эдуард Васильевич напрягал меня как младшего всякими поручениями. Допустим, я будил парней и собирал их на тренировки. Идешь по коридору в «Стайках», стучишься в двери и говоришь: «Ребята, тренировка во столько-то». И вот как-то я проходил мимо номера Васи. «Тренировка в шесть». – «Понял-понял… Малы, а, малы!» – «Чего?» – «Иди сюда, – я пошел. – Будешь?» Вася отодвинул подушку. Там оказалось два бидона пива по два литра. Пластмассовые такие бутылки. Я замялся: «Ээээ». А он в бутсах посиживает. Занятие через каких-либо полчаса начинается. «Да хрен с ним, расслабься, не бойся». В общем, я, чтоб заслуженного человека не обижать, сделал глоток. А Баранов остальное дожал. Представляешь, два литра! И после на тренировке был в полнейшем порядке. Я такового больше в жизни не лицезрел. Знаменитый дядька. Просто красавчик. Хорошо, дурил, но играл просто сказочно.

– И как отыскать этого сказочника?

– Лучше обратись к старикам.

«Мужик, ты вообщем кто?»

Приблизительно так начались мои поиски. Я оседлал трубку и по совету заслуженного сборника отправился к представителям старшего поколения. Столпы, титаны, легенды, которым русская инерция обеспечила не плохое футбольное образование. Моим титаном оказался Владимир Маковский, к которому, молвят, Баранов относился подчеркнуто тепло.

– Когда вы познакомились?

– Пу-пу-пум, ты задаешь мне сложные вопросы :). Наверное в сборной. К тому моменту Вася уже переехал в Россию и вызывался из «Спартака». Понятное дело, я был наслышан о нем. Человека звали в сборную из Речицы. Представляешь? В то время достаточно особенно. Ну и на данный момент особенно. Плюс «Спартак» в Беларуси был нереально популярен, потому Баранов был на слуху. Вот в сборной мы и познакомились ближе.

– Правда, что Барановым отличался умопомрачительной простотой?

– Тогда все отличались умопомрачительной простотой. Время было другое. Тем паче меня стали звать в сборную в 18-летнем возрасте. Сам понимаешь, что такое мальчуган 18-ти лет, когда вокруг старшие ребята из суровых клубов. Поэтому относился ко всем с почтением. Произнесли, что необходимо мячи принести, – выполнил. И не принципиально, кто просит. Тем паче старшие, в том числе и Вася, относились ко мне отлично. Совершенно не сегодняшнее время, когда молодежь может третировать словами стариков.

– В сборной с Василием происходили истории вроде клубных, когда он охлаждал пиво и устроил потоп на базе?

– Происходили, но все не расскажешь :). Хорошо, одной байкой поделюсь. Мы тогда готовились к спаренным матчам со швейцарцами и итальянцами. Перед швейцарцами поле на «Динамо» сушили вертолетами. А с итальянцами мы сыграли 1:1 на выезде. В общем, прилетели в Руйт на мини-сбор. Заселились в гостиницу. Подходит Вася: «Брат, – гласит, – пойдем со мной в бар». – «Вась, ну…» – «Расслабься, можешь для себя кофейку взять, а я пива попью. Просто нужна компания». Ну, мы спустились.

Вася дремлет. При этом прочно дремлет. А Малофеев: «Вася, Вася, Вася, Вася! Просыпайся, кому говорю! Подъем!»

Я заказал для себя кофе, Вася – два пива. Помню, спросил: «А почему два?» Баранов улыбнулся: «Потому что первого я вообщем не почувствую, а вторым буду тихо наслаждаться». И вот только нам принесли заказ, как в баре появилось все управление. Естественно, с основным тренером. Им тогда был Вергеенко. Все! Начались опасности: «Как прилетим в Минск, так побеседуем с вами!» А я что? Я не повинет. Но все улики против меня. Два человека, два бокала пива. На кофе никто внимания не направил. Правда, как такого разговора по прилету в Минск не состоялось. Может, Вася уладил все.

– Молвят, у вас, невзирая на разницу в возрасте, сложились дружественные дела.

– Ну, да – Васька несколько раз брал меня на дискотеки :). Демонстрировал жизнь огромного городка. А так они больше с Кульчием общались. Они же из Гомеля оба. И на сборах совместно жили в одном номере. Время от времени Вася селился с Эриком Яхимовичем.

– Как Баранов вел себя в компании?

– Был ее душой. Радостный, пошутить обожал. Да ты что? Такие горбыли про «Спартак» говорил – все ложились. Ой, я так ржал, что ничего не запомнил :). И да, Вася поражал простотой. Представь, человек играл в Лиге чемпионов, но никак не выделялся, не превозносился, ничего. Простой мужчина. При всем этом создавал вокруг себя такую атмосферу, что к нему реально тянуло.

– Когда вы в последний раз общались?

– В прошедшем веке. Когда я еще в сборную вызывался.

– И что слышали о Баранове в последние годы?

– Из достоверных источников ничего. Знаю то же, что и все. Скрылся человек в Гомеле. Рыбачит. Никого созидать не желает… Даже обидно… Хочешь, еще одну историю про Васю?

– Естественно.

– Меня тогда не было на сборе. Пацаны ведали. Эдуард Васильевич Малофеев обожал ранешние побудки. Подымет всех в половину восьмого и хрипит на весь холл: «В глаза смотри! В глаза!» Был у него таковой тест. Дескать, если глаза отводишь, означает, что-то с тобой не то. И вот как-то Эдуард Васильевич собрал всех, а Васи нету. Стал воволноваться«Где Баранов? Где, я спрашиваю, этот Баранов?!» Нету. Ну, Малофеев провел собрание за две минутки и сам отправился на поиски. Спустился вниз, в номера. Зашел в комнату к Баранову – а там картина. Вася дремлет. При этом прочно дремлет. Эдуард Васильевич: «Вася, Вася, Вася, Вася! Просыпайся, кому говорю! Подъем!» А Вася, ясное дело, после вчерашнего, муковатый немножко. Но Малофеев не успокаивается: «Вася! Вася! Просыпайся, Вася!» Ну, Вася в конечном итоге открывает глаза и гласит одну-единственную фразу: «Мужик, ты вообщем кто?» После разворачивается на другой бок и засыпает :). Ты представляешь, такое Малофееву сказать! Это только Вася мог.

– И что в конечном итоге?

– Что-что? Доскорого свидания. Отчислили Васю :). В общем, я для тебя не помогу. Нужно звонить кому-нибудь, связанному с Речицей. Баранов там начинал.

«Калi Вася мазаў, дык мяч ляцеў так далёка-далёка»

Речица – город ранешней юности Василия Баранова, который возвратил его в футбол после службы в армии. Когда-то «Ведрич» достаточно хорошо выступал в высшей лиге чемпионата Беларуси. Итог в команде делали нападающий Олег Ковтун и полузащитник Василий Баранов. Местные суперстары. Сейчас в Речице бесславные времена. Остается только вспоминать. Несколько последних лет тамошней командой, которая обитает в глубинах первой лиги, управлял Александр Бразевич. Начинаем разговор.

– Речица сохранила какие-то футбольные легенды, связанные с Василием?

– Я много чего слышал, но не знаю, стоит всему доверять. Это даже не легенды, а байки. Старенькый админ кое-что говорил. Как-то ребята во главе с Барановыми пришли и попросили у него эмалированное ведро. Огромное такое, не плохое. Дескать, наловим раков, принесем для тебя все назад. Админ не желал давать. Но помыслил, что раки – дело не плохое. Поэтому согласился. После пошел на реку воздухом подышать. И здесь лицезреет, на островке какое-то знакомое ведро. Пригляделся – точно его. Админ наш подплыл аккуратно, а там картина. Трое загорают для себя расслабленно, а в ведре плещется пиво разливное :). Но снова же, не знаю, как это все правда.

 

– Верно осознавать, что в Речице Баранов не возникает?

– Полностью. Он связан только с Гомелем. В Речице Василия понемногу запамятывают. В кабинете висит фото Баранова в форме «Спартака». Ее как-то засобирались выбрасывать. Но я отстоял. Специально перевесил повыше, чтоб никто ее не тронул. Помню, очень тогда опешил: «Это наилучшее, что случилось с вашим футболом, а вы желаете выкинуть».

– А болельщики?

– Те, которые постарше, помнят. За стадионными воротами метров через 40 показывается военная часть. Время от времени игроки промахиваются и направляют мяч в том направлении. Тогда на трибунах непременно находится человек, который начинает кричать: «Да яны даже промахiвацца нармальна не умеюць! Вось калi Вася Баранау мазау, дык мяч ляцеў так далёка, что пералятаў i вароты, i дарогу, i воинскую часць!»

– Вы знакомы с Василием?

– Вы что? Откуда мне знать его! Меж нами никакой связи. Я появился в Речице через 20 лет после Баранова. Как мы могли пересечься? Никак. Для вас нужен Рыжченко. Он точно пересекался с Василием. 

«Слышал, не пьет. Ощущает себя хорошо»

Владимир Рыжченко работает тренером вратарей во все той же «Речице». С Барановым они познакомились в детстве и временами видятся до сего времени.

Из Москвы ему привозят средства. Вася, когда еще играл, вложился в некий бизнес

– Нас в Гомеле тренировал Вилли Захарович Блинков, – вспоминает Рыжченко.

– Его можно отыскать?

– Если в Израиль кому-нибудь дозвонишься, может, отыщешь :). Иммигрировал он издавна уже. Итак вот. Отучившись в ДЮСШ, я остался в городке. А Вася пошел в армию. Я играл за Гомель и встречался с Васей на поле, когда он выступал за Речицу.

– Когда в последний раз виделись?

– Пересеклись совершено случаем года пол, может, вспять. В Гомеле. «Ты как?» – «Нормально. А ты?» – «Тоже». Ну, так и побеседовали. Вася не конкретизировал свои дела. Думаю, по-прежнему, живет для себя расслабленно за городом. У него там собственный дом. Личный. Молвят, Баранов часто прогуливается на жд вокзал за передачами. Из Москвы ему привозят средства. Вася, когда еще играл, вложился в некий бизнес. Вот ему и капает до сего времени. Этим и живет. Хотя никакого бизнеса не открывал. Нормально себя ощущает на футбольные средства. Слышал, не пьет. Ощущает себя отлично. Живет очень тихо. Вопросов ни к кому не имеет.

– Правда, что Василий время от времени собирает ребят, с которыми играл в «Ведриче», забить пулю?

– Не знаю насчет футбола. Но наиблежайшие друзья у него вправду оттуда. Молвят, Рома Джафаров Васе деток крестил. Олег Ковтун вроде тоже с ним связь держит. Но они тоже не особо желают распространяться о Баранове.

«Нет работы – иди служить. Вот и пошел Вася в армию»

В том «Ведриче» с Василием играл и сегодняшний тренер дубля «Гомеля» Сергей Никитенко. 

Играть даже не собирался. Но после Васю нашел речицкий тренер и на фортуну предложил: «Приходи, поглядим на тебя»

– Издавна не виделись, – признается очередной собеседник. – Но я его помню как обычного человека. Очень-очень обычного. Никогда не смотрел на людей свысока. Тем паче мы тогда в Речице игрались. Там было не до понтов. Утром собирались впятером в Гомеле на вокзале и ехали на тренировку дизелем. Может, тогда просто время было другое. Все происходило по-простому. Оттренировались – и назад в Гомель. Так наездами и жили. О звездности никто не задумывался.

– Как Баранов тренился?

– Вровень со всеми. Правда, если появлялось желание, мог обыграть хоть какого. Плюс неплохой удар с 2-ух ног. Было видно – талант. Вот просто смотришь со стороны и понимаешь, что футболист даровитый. И это уже после армии.

– Как так вышло, что даровитого футболиста не уберегли от службы?

– Я так понимаю, что он просто свернул свою футбольную деятельность. Закончил ДЮСШ, а начало проф карьеры как-то не сложилось. Тогда все очень просто было: нет работы – иди служить. Вот и пошел Вася в армию. Играть даже не собирался. Но после его нашел речицкий тренер и наудачу предложил: «Приходи, поглядим на тебя». Вася почему-либо пошел.  

– Молвят, сейчас живет кое-где на Соже.

– Выезжаешь из Гомеля к аэропорту и берешь вправо. По-моему, поселок именуется «Новая жизнь».

– Там Василий и начал свою новейшую жизнь и ушел от мира.

– Выходит, так.

– Когда вы виделись в последний раз?

– Мужик, который ранее работал начальником команды в Речице, говорил, что пересекался с Васей в Гомеле. Сам я лицезрел Баранова так издавна, что даже не вспомню, когда это было. Для тебя следует обращаться к Константину Петровичу Захаренко. Они общались, игрались вкупе в Речице и, кажется, до сего времени держат связь. В остальном, мне кажется, для тебя больше никто не поможет.

«Все это внимание еще во время карьеры достало»

Когда дело дошло до людей, которые прямо на данный момент контактируют с Барановым, началась магия. Абоненты вне зоне доступа, гудки со странноватым акцентом и голосовые почты. До насоветованного Захаренко я дозвонился лишь на 3-ий денек. Он оказался очень бодреньким. 

 

– Правда, что вы держите связь с Василием?

– Естественно. Общаемся семьями, повсевременно ездим в гости друг к другу. Хотя последний раз виделись давновато – приблизительно годом ранее. А что тебя интересует?

– Интервью желаю сделать с человеком. Но для начала его необходимо отыскать.

– Есть неувязка?

– Ей уже два года.

– Ну, это чисто Вася :). Вася так закрыт, что ты еще не достаточно бьешься. Два года всего только. Слушай, давай я для тебя помогу. Не могу обещать, что что-то выгорит, но я съезжу к нему и позже позвоню для тебя.

– Может, вы еще расскажете про тот «Ведрич», в каком игрались с Барановым?

– Ты что! Речица была магической командой, полнейшая романтика. Команда-легенда. Но ты меня усвой, я могу гласить о Васе исключительно в его присутствии. Боюсь оскорбить. Человек он очень ранимый. Но я для тебя обещаю, что посодействую в данном деле. Если Вася в Гомеле, а не на рыбалке, как обычно, постараюсь заехать. Просто для него семья и послеспортивная жизнь – вообщем закрытая тема. Очень скрытный человек. Мы как-то говорили и я спросил: «Вася, ну, ты же легенда, почему не расскажешь о собственной жизни журналистам?» А Баранов ответил: «Понимаешь, меня все это внимание еще во время карьеры достало. Помню, прилетаешь в Калининград, а люди стоят с плакатами, исписанными твоей фамилией, и кричат: «Вася-Вася». Я как-то к концу карьеру выдохся от этого».

И номер сменил, и друзей попросил никому не давать

Я самым добросовестным образом ожидал звонка Константина Петровича. Изображал Иру Муравьеву, напевая «Позвони мне, позвони, позвони мне, ради Бога». Но не дождался. Звонил сам, но в конечном итоге наслушался тишины и сообразил, что с  Захаренко мы больше не побеседуем.

«В Речице Вася был, как Месси в Барселоне»

Последним человеком, которого я набрал, оказался Роман Джафаров. Очередной прошлый одноклубник Василия по Речице.

– Василия я лицезрел в прошедшем году. Мы встречались, посиживали, гласили.

– И как он?

– Жив-здоров, все с ним отлично. Больше я для тебя ничего не скажу. Усвой, это их дела, семейные.

– Правда, что вы крестили малышей Василия?

– Я?

– Молвят, вы.

– Не, я не крестил. Мы только игрались совместно. Хотя да, дружим до сего времени. Правда, я в ближайшее время сменил работу, так что стали пореже встречаться с Барановым. А так, провели не плохое время, играя в футбол в Речице. Тогда все сошлось. Хорошая была команда. На данный момент все молвят про Месси, как будто он при желании может обыграть всю команду и просто забить. Так Вася в Речице занимался этим же самым :). Болельщикам нравилось.

– Слушайте, так кто может посодействовать связаться с Василием?

– Ну, я.

– Поможете?

– Помогу. На данный момент наберу, после перезвоню для тебя.

Джафаров оказался ответственным дядькой и через несколько часов отзвонился.

 

– Ну, как?

– Ну, побеседовали мы с Васей.

– И что?

– Не желает он ни с кем разговаривать.

– Блин.

– Вася передает всем привет. Просит, чтоб за него никто не беспокоился. Все у Баранова отлично. Разговаривать ни с кем не планирует. Ему и так отлично.

– И номер сменил.

– И номер сменил, и друзей попросил никому не давать.

– Спасибо.

– Не за что. Счастливо.

Тут должен быть какой-либо слезный постскриптум. Типа, Василий сгинул в бездне неизвестности, а я поклялся для себя, что интервью с Барановым станет целью моей жизни. Брррр… Давайте лучше подобьем имеющиеся факты. Итак, после окончания футбольной карьеры, которое прошло в Рязани, Василий возвратился в родной Гомель. Там у него живут предки и родной брат. Во время работы в российском футболе владелец карающей пушки заработал довольно для обычной жизни количество средств. Часть из их пошла на недвижимость. Это личный дом на берегу тихой реки под заглавием Сож, размещающийся за городской чертой. Еще часть заработка пошла на бизнес, в который Василий просто вложился, особо не углубляясь. На данный момент жизнь Василия занимает рыбалка. Сильно много рыбалки и воспитание деток – дочери, которой уже больше 18-ти лет, и отпрыска, кажется, дошкольника. Треш-версии вроде «Баранов ссинячился» никак не подтверждаются. Молвят, с ним все нормально. Просто человек не желает делиться мемуарами о собственной футбольной жизни и дискуссировать послефутбольную.

Как-то так. Вот видео для приступа умиленной ностальгии.

Мощь легенды. Как забивал Василий Баранов

Смотря на то, какие вещи делал Баранов, я понимаю, почему бегаю за ним 3-ий год. То был полностью свободный футболист и на поле, и вне его. Да, легенда.

Фото: Gettyimages.ru/ Clive Brunskill/Allsport, Shaun Botterill/Allsport, Mark Thompson /Allsport, Allsport UK, Mike Hewitt/Allsport.