1xbet приложение android скачать

Капитан Team Liquid Куро Салехи Такасоми отдал откровенное интервью The Players’ Tribune – о том, как он шел к победе на чемпионате мира, и о том, как ее пережить.

Трудно разъяснить человеку, не знакомому с киберспортом, что такое The International.

Самое близкое сопоставление – Супербоул, но там играют только один матч. На The International ты будто бы играешь Супербоул опять и опять. Напряжение не спадает ни на один миг, и каждое твое движение ловят тыщи глаз на забитой битком арене и миллионы на трансляциях по всему миру.

Я стал капитаном Team Liquid в 2015 году. В то время я помогал приглашать игроков, которые на данный момент в составе. Кто-то из их в то время был относительно неизвестен.

Но это в прошедшем.

Иван Бориславов (MinD_ContRoL) Иванов – оффлейнер мирового уровня. Лассе (MATUMBAMAN) Урпалайнен – умопомрачительный керри, который зажигает всех своим энтузиазмом и хренью, которую он несет временами. В 2016 году мы подписали Амера (Miracle-) Аль-Баркави, 20-летнего иорданца, который первым достигнул 9000 MMR в личном рейтинге. А в этом сезоне мы взяли Маруна (GH) Мерхея, замечательного саппорта, с помощью которого наши драфты стали намного более гибкими.

Я был уверен в нас до начала турнира. Групповой шаг мы прошли с результатом 13-3, и до плей-офф нас называли в числе победителей всего тунира. Я знал, что если мы выйдем и сыграем в свою игру, то нас никто не одолеет. Нам необходимо было только исполнить все как следует.

Я был практически уверен, что это наш год.

А позже, в первом матче плей-офф, мы проиграли.

Угу, мы дали две карты Invictus Gaming. Поражение не именовать разгромным, но его было довольно, чтоб выслать нас кувырком в нижнюю сетку. Естественно, мы не вылетели, но попали в положение, когда нам необходимо было выиграть 6 матчей попорядку, чтоб занять 1-ое место. The International проходит по системе с двойным выбыванием, которая позволяет каждой команде проиграть один раз в плей-офф. К огорчению, наша 1-ая жизнь сгорела уже в 1-ый денек.

Я не желаю принизить Invictus Gaming. У их хорошая команда. Они одолели нас, так как игрались бесстрашно, в то время как мы были очень хладнокровны. У их был необыкновенный план на игру, который застал нас врасплох. Я это уважаю. Но должен признать, что у нас сдали нервишки. The International – это то, ради чего мы все играем. Каждый игрок в Dota 2, на каком бы шаге карьеры он ни находился, грезит выиграть этот турнир. Эта штука повсевременно у нас в голове, и время от времени ты так на этом зацикливаешься, что на самом турнире не можешь совладать с давлением.

Наутро перед первым матчем, когда я окинул команду взором, я знал, что чего-то не хватает. Мы были очень напряжены. На всех победных для нас турнирах мы так не страшились и не беспокоились.

По некий причине в то утро перед матчем с Invictus свет прожекторов ослепил нас, и давление не позволило нам сыграть в свою игру. Я помню, как посмотрел на GH, который приехал на собственный 1-ый The International, и было понятно, что он борется с волнением. Мы не были готовы биться и заплатили за это.

Это полностью нормально. Команды повсевременно ложат в брюки на The International, это уже традиция. Но моя задачка как капитана – вынуть ненадобные мысли из команды. Обычно я даю интервью расслабленным тоном, люди привыкли созидать меня таким. Но после чего поражения я осознавал, что необходимо показать другую сторону себя, ту, которая не видна публике. Необходимо собрать всех и вышибить эту панику.

За кулисами мы длительно общались. Я имею в виду, что гласил один я. Мне тяжело естественным образом увеличивать глас, кажется, как будто я заставляю себя кричать. И когда я так делаю, все внимание игроков сосредоточен на мне.

Они такие задумываются: «Ну, если уж Куро кричит, то все серьезно».

И да, я орал. Много орал.

За свою карьеру в Dota 2 я научился тому, что не плохая работа в команде – это самое принципиальное в этой игре.

Да, понятно, что у тебя в команде должны быть профессиональные и дисциплинированные игроки, но раз уж ты играешь на The International, этот пункт выполнен. Там все знают, ради чего они приехали. Дополнительная мотивация не особо нужна, когда ты сражаешься с 17 наилучшими командами в мире за 24 миллиона баксов призового фонда.

На этом уровне у всех игроков хватает мастерства, это относительная малая толика в формуле, которая может привести к успеху. Фаворитов и проигравших по сути делит не то, как ты сам играешь, но то, как ты взаимодействуешь с партнерами по команде.

Лидерство, кооперация и химия – вот эти вещи определяют чемпиона. Ваши игроки доверяют друг дружке? Они перегрызут друг дружке глотки после досадного поражения? У вас получится поддержать друг дружку, когда кто-то ошибется с ганком либо будет пойман вне позиции? Когда вы – безизбежно – будете отставать по игре, вы можете сохранять оптимизм либо утонете в негативе? Естественно, все это звучит как клише, но хоть какой, кто соревновался на этом уровне, подтвердит правоту этих слов. У вас могут быть игроки с самым высочайшим MMR в мире, но если вы не играете как одна боевая единица, вы обречены.

Потому, когда мы ушли со сцены, переживая поражение от Invictus, я произнес ребятам, что мы проиграли из-за психологии. Что им не стоит колебаться в собственном мастерстве. Что им не надо пугаться The International. Ну естественно, играть там очень жутко, но зацикливаться на сцене и на том, что стоит на кону, – суицид. Для тебя необходимо одурачить себя, поверить в неправду – что это просто очередной турнир. Может, вы назовете меня безумным, но я повсевременно повторял: «Не думайте о победе! Думайте о том, как отлично сыграть». Так как если получится, то все другое само свалится к для вас в руки.

Естественно, у меня не стальные нервишки. Я играл на 7 Интернешнелах. В 2013 году я занял 2-ое место, позже три года попорядку попадал в топ-8. Я всю жизнь стремился выиграть Эгиду, и это посодействовало мне как фавориту прочуять эмоции моих юных партнеров, которые не привыкли к таковой жаре. Когда я смотрел в глаза GH, я лицезрел то же волнение, тот же стресс, который ощущал на собственном первом The International. Так что после поражения я гласил с ними так от всей души, как мог. Я произнес: «Слушайте, мужчины, я 6 раз проигрывал этот турнир. Я не боюсь проиграть опять, так что нечего страшиться и для вас. Мы столько турниров прошли совместно, и это всего только еще какой-то из них.

Как я уже гласил, сопоставить The International с хоть каким другим турниром нереально, но я старался уверить мою команду в оборотном.

Когда ты паникуешь под опасностью вылета, ты сам не собственный – и конкретно такими мы вышли играть против Invictus. Но с другой стороны, я еще кое-что знал: когда мы играем с наслаждением, Team Liquid становится наилучшей командой в мире.

На последующий денек мы игрались против Team Secret, с которыми ранее отлично управлялись. К огорчению, на первой карте нас просто убили. Мы сыграли плохо, это было очень неприятно. Поражение поставило нас на грань вылета. Я собрал всех за кулисами и опять начал орать. Не из злобы – это ничем не посодействовало бы. Вообщем, срывать на ком-то злость эгоистично. Я орал, чтоб завести мужчин, чтоб мы смогли сыграть просто и непосредственно, как обычно это делаем. У нас не было выбора. Если б мы не сыграли в свою игру, мы бы разлетелись по домам еще ранее.

Это сработало.

Мы вырвали две оставшиеся игры и путевку в последующий шаг турнира. Отныне мы игрались расслабленно. Вышыбли Team Empire, Virtus.pro, потом были сложные победы над LGD и LGD.FY – 2-мя наилучшими китайскими командами. Так мы проложили путь в гранд-финал, где нас уже ожидала Newbee.

Помню, как после победы над LGD.FY гласил с ребятами и ощущал невероятную легкость. Свалиться в нижнюю сетку и пробиться к гранд-финалу – это была неописуемая прогулка. Мы все еще не достигнули главной цели, но хотя бы ощущали себя самими собой.

Думаю, что пробиться в гранд-финал нам посодействовал конкретно этот позитив, и мы пронесли его до головного матча в карьере каждого из нас. У нас была отменная статистика встреч с Newbee, но я гласил всем не расслабляться. Непринципиально, что мы не раз побеждали их в прошедшем. Это – гранд-финал The International, команды не попадают сюда просто так.

В конечном итоге, мы не дали им ни одной карты, и это был 1-ый конец The International, который завершился со счетом 3:0. Но круче всего было то, что мы были единим целым и проявили наилучшую доту в собственной жизни. Когда дело пошло, ребята начали разогревать массу. После первой игры Матумба даже провел огромным пальцем по горлу.

Так бывает, когда вы убеждены внутри себя.

Мы знатно повеселились.

Но после победы я зарыдал.

Я не нытик, но не мог совладать с накатывавшими чувствами. Все казалось таким мистическим. Мы – фавориты мира, мы стали богаче на 10 миллионов баксов. Кто-то произнес, что это сделало меня самым высокооплачиваемым киберспортсменом всех времен. Волшебно, и я счастлив, что достигнул этого, но я никогда не играл в доту ради средств. Для меня главное – быть наилучшим в возлюбленном деле. На планетке нет столько средств, чтоб превзойти чувство ублажения от этого.

Когда эмоции начали отпускать, я ощутил кое-что странноватое. Я издержал 7 лет, чтоб одолеть на The International. Это была единственная цель в моей жизни. Каждый денек был прожит в попытках стать лучше в доте. За просмотрами реплеев, скримами, продумыванием стратегий и билдов – каждый денек. И когда я достигнул того, о чем грезил, на меня накатило чувство опустошенности. Фактически впал в депрессию. Снутри меня как будто осталась только мгла, будто бы я растерял что-то очень принципиальное.

Это чувство меня смутило.

Я задумывался, что со мной что-то не так. Нет, я был рад победе и горд собой. Правда. Это величайшее достижение в моей карьере. Но в этом и причина того необычного чувства. Победа на The International забрала мою цель в жизни. Ради нее я пробуждался, с идеями о ней я засыпал. И сейчас, с нашими именами на Эгиде, я не знал, что делать далее. Мир не поменялся. Жизнь длится. Ты пахал ради единственной цели, но сейчас все кончено. Да, я получил то, чего желал, но я никогда не думал – а что будет позже? После того, как я взял эту высоту, мне необходимо поновой обучаться жить.

У ребят были похожие чувства. Все были мало опустошены. Даже особо не отмечали чемпионство. Мы просто направились в роскошный местный ресторан под заглавием Макдональдс. Позже некие пошли тусить, другие легли спать пораньше.

Все следующие деньки я посиживал дома и пробовал осознать, что делать далее. В конце концов я преобразовал свою одержимость в новейшую цель – одолеть на последующем The International.

Это тяжело представить, ведь до него еще куча турниров, но я думаю только об этом. Я пробовал научиться жить моментом, знал, что моя одержимость ненормальна, но она зашла очень далековато.

Меня успокаивает только то, что я не пойду этой дорожкой один. Мне посчастливилось играть в самой трудолюбивой и крепкой командой на планетке. Team Liquid – коллектив по-настоящему умопомрачительных людей, которые и в победах, и в поражениях сохраняют силу, дисциплину и сострадание к ближнему. Для меня большая честь быть их капитаном, и мы готовы ко всему, что ожидает нас впереди.

Победа на The International была неописуемой. Я знал, что она будет неописуемой. Но одолеть совместно с этими парнями – вот, что сделало ее по-настоящему особой.

Источник

Фото: twitter.com/NVIDIAGeForceES; twitter.com/MonsterGaming; twitter.com/TeamRazer; twitter.com/TeamLiquid