1xbet оф зеркало

Трехкратный фаворит НБА и «40-летний девственник» Эй Си Грин – о «Лейкерс» эры Шоутайм, наилучшем массивном форварде в истории и внутренней целостности.

Эй Си Грин проводил в Москве мастер-класс, организованный НБА и СИБУРом. СИБУР сначала 2014 года присоединился к программке NBA, направленной на популяризацию баскетбола в мире, и поддерживает ее реализацию в Рф.

– Вы главный металлический человек НБА. Раскройте собственный секрет.

– Да никакого секрета. Просто нужно выкладываться каждый денек. Психологически – не терять концентрацию, не изменять для себя, стараться не терять баланс. Плюс принципиально не жить только баскетболом – должны быть другие ориентиры, которые бы помогали для вас глядеть на жизнь в перспективе.

– Многие представители вашей эры скептически относятся к современной НБА. Что вы скажете?

– А мне как раз нравится то, что происходит на данный момент. Думаю, что лига становится все лучше и влиятельнее. Мне очень нравятся многие юные игроки, которые на данный момент начинают продвигать бренд НБА. На данный момент, к примеру, в лиге играют около 70 игроков со всех уголков мира, а когда я играл, мы могли их сосчитать на пальцах одной руки. Я рад самому процессу развития лиги, на данный момент мы смотрим реальный баскетбольный бум.

Не нужно искусственно выдумывать негатив. Ну и что, что игра стала наименее жесткой?! Мужчины на данный момент еще лучше на физическом уровне готовы. Они кидают потому что не кидали никогда. Да, «большие» не толкаются под кольцом, но зато выходят на периметр, играют там, это тоже неплохо… Уровень конкуренции особенно высок, и потому лига сильна и презентабельна. Осознаете, общество изменяется, и необходимо изменяться прямо за обществом, чтоб оставаться в тренде.

– Ну, отлично. Игра не поменялась в худшую сторону, но «Лейкерс» поменялись в худшую сторону…

– Они будут лучше в последующем сезоне. Заметьте, что с каждым годом конкурентность в лиге все усиливается. Все команды (кроме «Голден Стэйт») должны добавлять. Есть только один фаворит, другие должны работать, чтоб получить возможность спихнуть их с верхушки. «Лейкерс» – одна из таких команд.

Думаю, что у их все будет отлично, ведь у их есть очень неплохой тренер в лице Байрона Скотта. Он очень отлично соображает баскетбол, осознает, как выстроить неплохую команду. Как видите, Байрон таковой человек, который никогда не сдается и всегда рвется в бой. Когда мы игрались, он рвал и метал на тренировках – он всегда желал, чтоб конкретно его команда становилась наилучшей в «двусторонке». Даже против нас, против одноклубников, он сражался, а позже очень переживал, когда проигрывал. Мне кажется, это очень отлично указывает его нрав, его настрой. И уверен, что его команда будет похожа на него – будет биться в протяжении 48 минут.

– Пэт Райли вымыслил концепцию «Disease of More», обозначающую трудности, с которыми сталкиваются чемпионские команды. Ваши «Лейкерс» – 1-ая команда после Билла Расселла, смогшая повторно одолеть в конце. Оглядываясь на свой опыт, вы могли бы сказать, что предстоит пережить «Уорриорс» в будущем году?

– Думаю, что неважно какая команда, пытающаяся повторить, сталкивается с схожими неуввязками – им нужно сохранить чемпионский костяк, не утратить главных игроков из-за травм и сохранить голод до побед, желание биться. Эти три важных компонента, которые обусловят итог в будущем году.

Мне кажется, что им может посодействовать то, что перед их очами есть Леброн Джеймс, человек, который столько раз играл в концах, но который все равно ворачивается туда из года в год. Пусть он и не выигрывает, но это феноменально, что ему удается оставаться на таком уровне столько лет. Это очень тяжело.

– Любимое воспоминание, связанное с «Шоутайм»?

– Самое главное, пожалуй – это любовь болельщиков. Тот стиль игры, который мы показывали, и делал нас наилучшими. Куда бы мы ни приезжали, на нас приходило много народа – не глядеть, как мы побеждаем, а глядеть, как мы играем. Это необычное чувство, когда вы приезжаете куда-то ночкой, а вас встречает масса – будь то у гостиницы, в аэропорту, на выезде. И в Лос-Анджелесе мы стали принципиальной частью жизни городка – все желали приобрести билет и прийти поглядеть на нас. Мне кажется, что все, с кем я поиграл в те годы, понимали, что мы делали что-то необычное.

– Что вам самое необычное в фигуре Мэджика Джонсона?

– Наверняка, то, что он на тренировках выкладывался еще больше, чем в играх. Это совсем необычное чувство играть рядом с ним – человеком, который никогда не останавливался, всегда тащил, тащил, тащил. На тренировках он всегда играл против Майкла Купера, 1-го из наилучших защищающихся в истории лиги: и он всегда ожидал этих дуэлей, а Купер всегда желал защищаться против Мэджика. И очень нередко все будто бы бы делали шаг вспять и просто следили за этой бескомпромиссной схваткой. И поражались.

– Вы поиграли за огромное количество хороших команд: «Лейкерс» конца 80-х, «Санс» Баркли, «Лейкерс» Шака и Кобе. Какая из их для вас нравилась больше всего?

– Любая из их уникальна, но я бы именовал «Лейкерс» Фила Джексона. Мне очень нравилось играть вкупе с Шаком, Кобе, Робертом Орри, Дереком Фишером, мы очень сдружились за этот период времени. И мне было очень приятно, что я посодействовал этим парням захватить 1-ые свои титулы. Я отлично помню последние моменты сезона: конфетти, их удовлетворенность, вручение кубка… Я тогда задумывался о том, как мужчины эры «Шоутайм» сделали то же самое и для меня, посодействовали мне достигнуть такого же. И я тогда был очень рад за их.

– В одном из интервью вы произнесли, что тогда команде пришлось преодолеть огромное количество заморочек. Принято считать, что трудности в «Лейкерс» начались уже после вашего ухода. Не расскажете?

– Если я не произнес о их тогда, то не расскажу и на данный момент. Просто штука в том, что в хоть какой чемпионской команде, в любом успешном бизнесе необходимо находить методы для того, чтоб скрыть слабенькие стороны и делать акцент на сильных. Никогда не будет такового, чтоб все прошло гладко от начала и до конца. Вы начинаете с первого денька тренировочного лагеря, вы полны энергии и энтузиазма… 1-ая неделя всегда проходит очень отлично, но необходимо повсевременно подпитывать эту энергию. Время от времени случаются проблемы – так бывает и по ходу сезона и в любом бизнесе – игроки получают травмы, изменяются отношения в команде, наступает серия поражений, и вы начинаете колебаться внутри себя, начинаете мыслить, что может быть, вы не так неплохи, вы теряете концентрацию. Такое бывает всюду. Необходимо просто стараться проходить такие задачи с наименьшими потерями. Необходимо осознавать, что не каждый ваш партнер будет вашим самым близким другом, не каждый ваш работник либо сотрудник будет с вами разговаривать. Просто необходимо отыскать такое взаимопонимание, которое поможет достигнуть общей цели. Так устроена НБА, так устроена жизнь.

– Вы игрались против Кевина МакХэйла, Чарльза Баркли, Карла Мэлоуна и Тима Данкана. Кто наилучший мощнейший форвард?

– Мне очень нравится Тим Данкан. Он – эталон массивного форварда сейчас. Мне нравится, как он себя ставит, нравится, что он привносит в игру, нравится его стиль. Это не означает, что я как-то ужаснее отношусь к остальным, но Тим продолжает делать все то же и на данный момент. И меня в особенности веселит длительность его карьеры и тот уровень, на котором он как и раньше находится.

– Скотти Пиппен и Клайд Дрекслер называли Баркли «ленивым и переоцененным». Вы тоже игрались с ним совместно. Что скажете?

– Да, по-моему, Чарльз всегда впахивал. Может быть, здесь дело просто в его нраве, который очень очень отличался от большинства игроков НБА. Естественно, он желал побеждать, он почти все делал для этого, но при всем этом он обожал повеселиться. Потому не стоило ожидать, что он будет максимально настроен, сконцентрирован и серьезен. Но это не меняло того, что на площадке вы всегда бы желали, чтоб он играл за вас, а не против. Потому я был очень рад, когда оказался с ним в одной команде. Мы оба игрались глубоко понизу, и могу сказать, что мне было приятно с ним идти на войну под кольцом.

– В 90-м вас избрали на Матч всех звезд и вы обошли самого Карла Мэлоуна. Можно ли сказать, что что-то воспрепядствовало для вас стать звездой лиги?

– Я бы так не стал гласить. Мне кажется, что собственный наилучший баскетбол я демонстрировал на рубеже 90-х. Мы пару раз игрались в концах – а это позволяет для вас развиваться еще резвее, взрослеть. Плюс я застал конец эпохи «Шоутайм» и многому научился у опытнейших старших товарищей. Тогда команда вроде бы продолжала развиваться с каждым годом, выдавала красивые сезоны, и я рос совместно с ней.

– Ваша религиозность и ваши убеждения неплохи известны. Но действительность очень отличается: институт брака погибает, геи одолевают и т.д.. Как вообщем жить в этом мире?

– Мне все равно кажется, что нравственная сторона возьмет верх. Общество как и раньше изменяется, и не все так совершенно точно. Необходимо стараться быть открытым новым идеям, но при всем этом принципиально не утратить себя, не утратить почтение к себе. Здесь принципиально отыскать баланс. Я не отказался от собственных взглядов, я как и раньше общаюсь на эти темы с молодежью и призываю их сохранять внутреннюю целостность, аккуратненько подходить и к интимным вопросам, и в целом к вопросам карьеры и жизни. Не размениваться на пустяки, отыскать что-то в жизни, что вы по-настоящему будете обожать и предназначить этому себя. И это относится и к личной жизни, и к бизнесу.

Фото: acgreen.com