1xbet kz app

 

Истории от брата, матери и учителя арифметики.

1 мая Тимофею Калачеву исполнилось 35 лет. Часто к этому возрасту футболисты кончают карьеру и проводят вечера не на стадионе, а в кругу семьи. Калачев до сего времени играет, при этом играет отлично. Осень 2016-го для могилевчанина знаковая. Его «Ростов» в первый раз в истории вышел в группу Лиги чемпионов, хавбек – полноправный соучастник исторического фуррора ростовчан, игрок базы и любимчик болельщиков.

– Тима – красавчик. Держит себя в роскошной форме, – гласит о брате Дмитрий Калачев, сам много поигравший в чемпионате Беларуси. – Специалист до мозга костей. У него тело, как у 20-летнего юноши – нет даже капли излишнего жира, правда, побито все. Когда собираемся семьей, можем немножко «нарушить» режим. После чего Тимка днем встанет, наденет спортивный костюмчик и побежит «выгонять» токсины. Он и зимой повсевременно тренится. Никаких лежаний на диванчике.

Фото: championat.com

Мы едем по утреннему Могилеву от площади Ленина, где стоит уменьшенная копия минского дома правительства, куда-то на окраину. В «спальник», который в народе именуют «7 ветров». Там в обыкновенной девятиэтажке и выросли Тимофей с Дмитрием. Семья Калачевых получила трехкомнатную квартиру от завода «Химволокно», где работал отец Сергей.

– Папа местный, а вот мать из Рф, – ведает родословную брат Тимофея и по совместительству директор могилевского «Днепра». – Неподалеку от Нижнего Новгорода есть поселок Хвойный. Там она жила, пока не поехала в Питер поступать в институт. Там же обучался и отец. Они познакомились, втюрились друг в друга и переехали в Беларусь.

После погибели отца братья перевезли маму в Минск. Ближе к Тимофею, который в то время уже основался в столице.

– Каждое лето мы проводили на маминой родине, – продолжает Дмитрий. – Потому мы нормально относимся к россиянам. Для нас они такие же люди. Мы много гласили с Тимой после его слов в прессе и той истории, которая развернулась позже. Мы жили и воспитывались в таковой среде, где не находили различий меж белорусами, россиянами либо украинцами. Мы все, по сути, схожие. Тем паче у каждого человека есть свое мировоззрение. У Тимы оно вот такое. После он признался, что больше никому в интервью даже полсловечка не произнесет.

Автомобиль сворачивает с улицы во двор и упирается в тупик.

– А ранее тут проезд был, – немного удивлен Калачев-старший. – Поменялось почти все. Я сам здесь очень издавна не был.

– Номер квартиры помните?

– 124. Подожди… Либо 121. Не, все-же 124. 4-ый подъезд, 4-ый этаж.

Дмитрий с ностальгией бродит по двору, разглядывая прохожих и бабушек у подъездов.

– Никого не узнаю. Все поменялось. Вон там, где горка, была площадка, на которой мы игрались в футбол. Помню, после 1-го из матчей, в каком Тимкина команда одолела, он начал кривляться и подкалывать нас, проигравших. Ясное дело, старшие решили его проучить и пустились в погоню, чтоб дать пару подзатыльников. Но брат очень ловко сматывался. Здесь я, недолго думая, беру палку, которой в чижика игрались, и швыряю ему вослед. Тима как раз поворачивался лицом к нам, чтоб продолжить кривляться. И здесь ему в нос прилетает палка. Добегался и докривлялся. Брат сразу полетел домой сетовать. В конечном итоге получил я благопристойно. Все таки было подано однобоко. Брат хитрецким был уже тогда. И в футболе на данный момент таковой же :).

– Тимка в детстве был активным мальчуганом, – вспоминает мать Светлана Викторовна. – Озорным. В три года ухитрился запихнуть в нос земельный орешек. Просто взял и затолкал пальцами в ноздрю! Перепугалась жутко. Приехали в поликлинику. Доктор достал арахис и вручил Тимке на память, а тот взял и съел его у всех на очах!

В другой раз взяла с собой на работу – я была основным бухгалтером в «Беларусбанке». Пошли в валютное хранилище. Там, кроме купюр, лежали опломбированные мешочки с монетами. Отвернулась, чтоб сделать свои дела, а он пальцем расковырял пакет и утянул оттуда монетку! Вот таковой Тимофей. Все в нем бурлило.

Мать Тимофея Калачева продолжает рассказ:

– Как мальчишки выросли, так стали больше времени проводить вместе. Мы с супругом работали много, домой приходили поздно. Всегда оставляла пищу, чтоб малыши могли после школы поесть. Приготовлю, заверну в одеяло, чтоб тепленькое было. На стол поставлю тарелочки, вилки и чашечки для компота. И что думаете? Время от времени приходили с работы домой, а все так и стоит нетронутое.

В один прекрасный момент с Сергеем находили отпрыской до позднего вечера. Приходим домой, а их нет. Сначала пошевелили мозгами, что кое-где играют в футбол и не беспокоились. А когда стало темнеть, пошли находить. Обошли все известные нам места – нет нигде. Я уже чуть ли не плачу. И здесь лицезреем, идут: рубахи нараспашку, у Тимоши в руках кол. Оказалось, в волейбол они кое-где игрались.

Еще, помню, вазу разбили, которую супруг на денек рожденья подарил. Игрались дома в футбол и мячом разбили. Признаться побоялись и поставили разбитой стороной к стенке. Задумывались, что я не увижу. Я увидела и всыпала им. Тима до сего времени вспоминает эту историю и повторяет: «А ты, мать, все равно заметила» :).

– Мы всегда заступались друг за друга, – продолжает Дмитрий. – Было мне лет 13, а Тимке – 10. Идем домой с тренировки. Подошли двое ребят и давай на меня как на старшего наезжать: «Деньги есть?» – «Нет». – «Давай драться». – «Ну, давай». Понятно, что двое на 1-го не совершенно честно, но я ввязался. И здесь Тима схватил некий большой камень, заорал и кинулся на этих мальчуганов. Мужчины струхнули, но по носу я успел получить. Бывало, и на разборки прогуливались. Ну, как прогуливались. Один раз пошли, по шапке получили и решили, что больше не пойдем. Наш микрорайон «7 Ветров» дрался с «Миром-5». Не помню, кто одолел, но помню, что все удирали от милиции.

***

Любовь к футболу братьям привил отец, который хоть и был волейболистом, футболом увлекался не меньше. Каждые выходные он с друзьями забивал пулю и всегда брал отпрыской с собой.

– С этих поигрушек все и началось, – улыбается Дмитрий, выезжая на дорогу в сторону спорткомплекса «Химволокно», где занимались Калачевы. – Сначала я играл совместно с папой. А позже один из его друзей – Владимир Дмитриевич Брежезинский – спросил: «А че он с нами прогуливается? Я с детками занимаюсь. Давай ко мне!» Ну, я и пошел. А через какое-то время и Тима к Николаю Лукьянчикову попал.

Заниматься Калачевы начали довольно поздно. Дмитрию было 13, а Тимофею – 10.

– Поначалу были одними из худших в собственных группах. Ребята ведь к тому времени занимались, а мы со двора. Но равномерно начали набирать. Тима так вообщем прогуливался на тренировки ко всем возрастам. Поработал со своим, потом остался с моим – и так до вечера. А в свободное время бегали играть в парк через дорогу от дома.

На данный момент, по словам Дмитрия, в парке поляны нет. А вот условия в «Химволокно» все такие же.

Нас окликают двое парней, какой-то из них – управляющий комплекса:

– Здрасти, мальчишки. Что вы здесь фотографируете? Наверняка, желаете что-то выстроить, да? Либо «Днепр» сюда придет трениться? А еще лучше посодействовали бы нам чем-нибудь.

– Про Тимку моего текст пишем, – заулыбался Калачев-директор. – Начинали мы тут.

– О как! А я с Тимой в институте обучался. И даже на ГОСах ему списывать давал! Позже уезжали со стоянки на его авто и задели чью-то машину. Сидим, означает, ждем чего-то. Здесь Тимка подрывается: «Ай, че ожидать!» И газует с места злодеяния :). Так что насчет помощи? Я вот здесь, – указывает на «коробку», – желаю место для пляжного футбола оборудовать. Поможете с песком?

– Ну, можно обмозговать.

***

Прогрессировали братья стремительно. И скоро из обыкновенной школы перевелись в специализированную – РУОР.

– Футбол в Могилеве всегда был сильный. Из нашего РУОРа вышли многие крутые игроки: Тима, Виталик Булыга, Дима Лихтарович, Саня Быченок… Так, кое-где здесь был щит с нашими фото, – Калачев взволнованно бродит по знакомым коридорам. – Что-то не вижу. Олимпийская гордость есть, а где футбол? Убрали, выходит… На данный момент спросим, что за дела.

Дмитрий входит в кабинет заместителя директора РУОР по учебной работе, которая 20 годов назад учила братьев арифметике. Ольга Алексанова отрывается от бумаг и расплывается в ухмылке.

– Дима, как дела? Как играете?

– Нормально. С переменным фуррором. Про Тимку моего расскажете?

– Умный и сообразительный мальчишка. Всегда стремился показать себя. С ним было любопытно работать. Тима всегда соблюдал определенную дистанцию в отношениях с преподавателями. Никогда не переступал каких-либо границ. Не помню, чтоб он допускал какого-то беспардонного поведения. И никогда ничего отвратительного не делал. А вот когда его в 10 классе в сборную вызвали, мало начудил. На одной из занятий стал указывать тренеру Александру Башмакову, что тот что-то не так делает. Тот его за шкирку и домой! Тима сделал суровые выводы и больше никогда для себя такового не позволял.

Соответствующий ученик, который запомнился навечно (указывает на доску за спиной, где висит фото футболиста, – А.М.). Даже как-то общие тетрадки с его фото на обложке брала. Дима, будешь удивлен, но я брата не лицезрела с окончания школы!

– Нужно привезти.

– Он на меня обижен незначительно. Единственная «тройка» в аттестате оказалась по арифметике. Я могла и не ставить, естественно, но было надо в нем воспитать нрав. Хотя обучался Тимофей на «четыре» и «пять». Очень обожал географию и историю.

– Верно, там учителя были помоложе!

– Как раз географию вела очень старая дама. Тима обожал и умел «бегать» по карте, находить городка. Вообщем, ваша футбольная плеяда обучалась отлично. А позже пришли Саня Быченок, Антон Матвеенко… Вот эти прогуливали жутко! Тимофей хоть и посиживал на последних партах, но в классе был фаворитом. Никогда не скрывался за спины. Всегда шел на меня с открытым забралом, но родителей в школу вызывала нечасто. У нас обучались братья Морозовы – Юра и Слава. На данный момент работают тренерами по батуту в Америке. Вот их родителей вызывала повсевременно. Помню, они за одну неделю поломали для себя по ноге: один на тренировке, 2-ой – кое-где на улице. А еще как-то учительнице российского языка головой поставили синяк под глазом! С Тимой таких заморочек не было. Хотя активность перла.

– График у нас был очень непростой, – отмечает Дмитрий, блуждая по коридорам общаги, где в главном жили приезжие. Местные же, кроме Артема и Дмитрия Радьковых (их предки настояли на неизменном проживании), использовали комнаты только деньком. – Обучались с 8 до 11. Позже расползались на тренировки. После обеда уроки длилось опять. А вечерком была 2-ая тренировка.

***

В большенном футболе Тимофей Калачев дебютировал в 19 лет благодаря Валерию Стрельцову. Это случилось в 2000 году.

– В команде Тимка был и ранее, но Валерий Иванович выслал брата на годик в Вейно, – гласит Дмитрий. – Спустя годы я сообразил, что Стрельцов это сделал специально, чтоб подзадорить и закалить его нрав. И Тима молодец. Годик поварился во 2-ой лиге, а позже быстро ворвался в основной состав. Если не путаю, то в первых 6 играх он набрал четыре очка.

На самом деле, Стрельцов нам отдал футбольную жизнь. При всей неоднозначности у него есть одна отменная черта. Валерий Иванович доверял молодежи и давал право на ошибку – не менял и не задвигал в припас после первого косяка. Три матча сыграешь неуверенно, а в четвертом уже в полном порядке. Психолог он хороший. Всегда гласил: «Докажи мне». Инспектировал на крепкость.

А упорства Тимке не занимать. Оно у нас в крови. Отец и дед учили во всем быть наилучшими. Если взялся за дело, сделай так, чтоб после тебя его не переделывали. Хочешь стать футболистом? Означает, будь наилучшим. Пообещал? Непременно сделай. Так было заведено. Дед всегда гласил: «Фамилию не должны осквернить! О вас должны откликаться как о самых наилучших людях». И это впиталось.

Через три года после дебюта в чемпионате Беларуси Калачева-младшего пригласили в «Шахтер». Валерий Стрельцов длительно противился переходу, но в конечном итоге сдался, отпустив футболиста в Солигорск. Ну, а далее пошло-поехало: донецкий «Шахтер», «Крылья Советов» и «Ростов», с которым полузащитник выиграл Кубок Рф, «серебро» чемпионата и вышел в группу Лиги чемпионов. В 35 лет.

– Когда еще сам играл, всегда подкалывали друг дружку по карьере. Было такое здоровое соперничество. На данный момент все поменялось. Я радуюсь его каждой игре. Меж нами вообщем установились очень теплые дела. Мы стали еще поближе друг дружке, чем когда игрались. Ранее как было? Позвонишь: «Ты как? Нормально? Отлично, я тоже! Пока». А на данный момент все по другому. Списываемся, общаемся еще почаще. И очень нередко собираемся всей семьей у матери в гостях. 

Фото: создателя, из личного архива Светланы Калачевой; РИА Анонсы/Сергей Пивоваров (2)