1хбет старая версия сайта

Он смотрится как Пуйоль, обладает мячом как Роналдиньо, а истории ведает лучше всех.

Видите парня на фото сверху? Он смотрится как Пуйоль, работает с мячом как Роналдиньо и носит имя и футболку Жан-Пьера Папена. Все это сделало Дениса Попкова по прозвищу Папен культовым персонажем российского уличного футбола, где он стал одним из первых проф игроков.

Но история Папена не только лишь про финты и внутреннюю сторону стопы, а к тому же концы Лиги чемпионов, пляжный футбол, «Спартак» и Александра Филимонова.

 — Ты представился Папеном. Денисом тебя больше не именуют?

 — Бывает, что именуют. Такое прозвище я взял по созвучию со собственной фамилией и так как в детстве смотрел за игрой Папена, который был очень потрясающим нападающим и поиграл в большенном количестве клубов. У меня есть его футболка сборной Франции, но в ней я не играю, так как берегу ее для особенных случаев. В этой форме я был на конце Евро-2016. Там многие болельщики приходили в футболках 90-х годов, и это очень круто.

 — Ты болеешь за сборную Франции?

 — В этой сборной всегда были очень отличные игроки, а на данный момент мне очень нравится Антуан Гризманн. Но самое романтичное поколение игралось в 1998 году: это наилучший чемпионат мира, который я лицезрел, и, соответственно, наилучшая сборная Франции. Я всегда болел за Голландию, а Франции очень симпатизировал. Плюс там был Папен.

 — Что еще помнишь из поездок во Францию?

 — В другой раз я оказался на «Стад де Франс» во время матча Франция — Германия, когда в Париже прогремели взрывы. Естественно, было жутко. Люди выбежали на поле, но мы нашей делегацией остались на трибуне, на автобусе благополучно доехали до гостиницы, а на последующий денек уже возвратились в Москву. Такие истории, естественно, не отменяют красы Парижа, но в дальнейшем хотелось бы поездить и по другим французским городкам.

 — Cамый крутой матч, на котором ты был как зритель?

 — «Спартак» — «Реал» в Лиге чемпионов, когда величавый Цымбаларь забил со штрафного и «Спартак» одолел 2:1. В 90-е таких матчей у меня было много, я прогуливался на еврокубки каждый год, лицезрел «Интер» и «Аякс». Помню, как в матчах с «Аяксом» феерил Александр Ширко.

 — Ты спартач с самого юношества?

— Мой двоюродный брат, который обучил меня играть в футбол, нередко прогуливался на стадион и приобщил меня к «Спартаку». Когда мне было четыре года, меня брал на трибуну отец — болельщик ЦСКА. С тех пор я запомнил антураж дерби и переполненные «Лужники», но мой 1-ый осознанный матч был в 1994 году: это «Спартак» — «Торпедо».

 — Для тебя тогда больше нравилось играть в футбол либо глядеть его?

 — Поначалу брат вывел меня во двор, где я играл с ребятами, которые были старше меня на пару лет. Тогда были или коробки с асфальтом, или поля с щебенкой. Мы рубились на щебенке, и от тех пор остались самые примечательные эмоции. На данный момент мне не хватает той романтики, когда не было настолько не мало футбольной обуви и приходилось к кому-то ходить за мячом. Помню, что я тогда играл в каких-либо непонятных кедах. Мне тогда почему-либо больше нравилось отдавать, чем забивать. У меня не было детского эгоизма и до сего времени, если есть вариант успешно пробить либо же продолжить атаку, я отдам передачу на более прибыльную позицию для напарника.

 — Помнишь свою первую футбольную форму?

 — Это футболка «Аякса» 1995 года. На тот момент в Рф их было очень трудно достать, а мне дико хотелось форму того знаменитого «Аякса» с юными волшебниками: Клюйвертом, Литманененом, Давидсом. В конечном итоге футболку мне приобрели предки в магазине «Олимп»: форма была очень велика и спускалась мне до колен, а рукава висели. Когда я был в лагере, мы с другом во время тихого часа маркером написали на спине фамилию Беркгампа, а позже мы с ним поменялись: я ему футболку, он мне — кеды. Бутсы у меня уже были адидасовские, а вот кед таких не было никогда.

 — Где на данный момент эта футболка?

 — Хранится у меня дома. Тот друг, по прозвищу Ромарио, спустя годы мне ее возвратил, за что ему большущее спасибо.

 — Ты пробовал попасть в проф футбол?

 — Когда зарождался ФК «Строгино», клуб проводил турниры посреди школ, и моя команда там себя хорошо проявила. У наших конкурентов уже была форма, а нам выдали обыденные манишки, но после того, как мы одолели 8:7, а я забил семь мячей, мне подарили эту форму — оранжевую с белоснежными вставками, классическую спортивную форму 90-х. Так я и попал в «Строгино». История этого клуба начиналась на щебенке около школы, а на данный момент они играют в клубной лиге на стадионе «Янтарь». Это хороший прогресс.

 — Как продолжилась твоя история?

 — После «Строгино» я провел несколько занятий в «Химках», куда меня позвал мой друг Леша Рябцев. Он играл в ЦСКА совместно с Денисом Глушаковым, и они до сего времени помнят друг дружку, так как тогда соперничали за место в нападении. Но у Лехи не все сложилось, так что он пошел в «Нику», а позже его позвали в «Химки» — я же пошел с ним за компанию. После первой тренировки меня выслали в дубль, где тогда играл Александр Филимонов. Он реальный специалист и очень расстраивался, когда я его пробивал на тренировках. Никакого «пихача» с его стороны не было, он не делал различия на наш возраст, ведь мы были частью одной команды. Правда, из «Химок» я скоро ушел по состоянию здоровья.

Фристайл, Роналдо, Роналдиньо

 — Когда ты сообразил, что хочешь заниматься футбольным фристайлом?

 — В 1996 году в Москву на товарищеский матч против сборной Рф приехали фавориты мира из Бразилии. Игра завершилась 2:2, один из голов забил Юрий Никифоров, но меня больше всего поразил юный Роналдо, который держал мяч на коленке так, как будто он его туда наклеил, а позже начал им жонглировать. Это был 1-ый момент, когда я вживую увидел что-то схожее, а позже появились ролики, где легенды футбола делали разные трюки. Перед чемпионатом мира 1998 года вышел чумовой ролик adidas с ролью Дель Пьеро, Бекхэма и Зидана. Все, что демонстрировали по телеку, отдало толчок этому научиться.

 — Как тренеры относились к твоему креативу?

 — Нередко ругали, так как мне повсевременно хотелось быть с мячом, а когда все вели его низом, я, к примеру, вел верхом либо просто чеканил. В одном матче я на краю прокинул одному парню меж ног дважды попорядку и меня сразу поменяли, хотя на тот момент мы выигрывали 3:1, а я забил один гол. Мне тогда было 14 лет, и тренеры других возрастов начали спорить с основным. Наверняка, многие детки не проходят далее, так как их особенность не совпадает со взорами тренера.

 — Где ты отрабатывал все эти элементы?

 — Свое мастерство я оттачивал с ребятами во дворе: мы нередко собирались, чертили таблички и игрались два на два либо три на три. Поначалу мы скидывались, оформляли призовой фонд и расписывали его в таблице. Тогда еще крутились тыщи, а на эти средства можно было накупить вкусняшек и позже их дружно убить. Ради этого мы игрались с огромным азартом.

 — Какие упражнения были самыми полезными?

 — В моей жизни был дядя Володя (отец Лехи Рябцева) по прозвищу Голландия. Он в свое время мастерски играл в «Динамо» и привил нам осознание далеких передач. Командная игра, далекие передачи точно в ноги — это другая футбольная эстетика, дядя Володя учил нас ей на асфальтированной коробке во дворе. Еще мы придумывали трюки перед турнирами. Это были времена Роналдиньо, нам очень хотелось классно исполнять все эти бразильские истории. Тогда я повторял за ним, а не так давно с ним повстречался лично.

 — Расскажи об этой встрече.

 — Пару недель вспять я был в командировке в Казани, вечерком листал социальные сети и увидел, что Роналдиньо там же и тусуется в парке Кубка Конфедераций. Я сказал устроителем, что мечтаю с ним пообщаться: в 1-ый денек меня не пустила охрана, но позже все вышло. Совместно с Роном там был Джей Джей Окоча. Мы с нигерийцем подержали мяч, а позже сыграли на искусственном газоне два на два: Окоча и я против Романа Шаронова и какого-то местного парня. И только тогда к нам вышел Роналдиньо. Все начали выкрикивать его имя, а я по старинке именовал его Гаучо. Он заулыбался, порадовался, как будто мы с ним знакомы очень издавна, и пожал мне руку. Бразильская пластика — это нечто. Роналдиньо в жизни таковой же, каким я его лицезрел по телеку.

 — Чем отличается дворовый футбол от фристайла?

 — Фристайл перевоплотился в отдельный вид спорта. Ранее мы его лицезрели в выполнении Марадоны, Роналдо либо Баджо — людей, которые просто круто обращались с мячом. То, что присходит с фристайлом на данный момент, — это фантастика. Туда заходит много акробатики, потому там не сильно много общего с футболом. По игре в футбол и владению мячом я фристайлер, а фристайлеры — это те, кто делают фантастические трюки. В то время как в уличном футболе отрабатывают свои элементы, применимые к другой игре.

 — Чем уличный футбол лучше проф?

 — Люди играют от мала до велика, там нет зависимости от уровня мастерства, а самое главное — желание. В проф футболе люди уделяют много времени тренировкам, команде, сборам и другой подготовке. Улица же позволяет улучшать технические данные, но, вроде бы ты ни работал ногами, всегда можно быть в игре. Еще для тебя не непременно нужна проф экипировка, и здорово, что adidas сделал коллекцию Tango, которая соединяет внутри себя и футбол, и уличный стиль. Ты можешь ходить в этой одежке по улице и смотреться модно, и в ней же — играть в футбол. На прошедших выходных я побывал на конце Tango League в Лондоне и увидел еще огромную коллекцию, которая меня поразила.

 — Расскажи об этой поездке.

 — Нас поделили на команды, и мы проходили челленджи. Все было отлично скооперировано, и самое крутое событие этих дней — игра на «Стэмфорд Бридж», где мы игрались поперек поля, 6 плюс один. Во время первого матча пошел наисильнейший дождик в стиле футбольной Великобритании, после этого все начали стелиться в подкатах. Фантастика! Но не меньше этого меня поразило, что прямо на бровке стадиона «Челси» стоял мангал, где поджаривали барбекю. На последующий денек мы подымалиь на O2 Арену по специальной резиновой дороге: нас пристегнули страховкой, и мы, как скалолазы, забирались по ней на самый пик. Высота 54 метра, круглая площадка, и для тебя необходимо так стукнуть по мячу, чтоб он попал в специальную лунку. У каждого было только по одному удару.

Street Madness, работа, The Base

 — Как появилась ваша команда Street Madness («Уличное безумие»)?

 — Вначале, играя во дворе и тренируя различные трюки, я не знал других людей, которые занимаются этим же самым. Но нас связал один конкурс, где было надо показать, как ты владеешь мячом. Многие ребята расположили ролики со своими трюками, туда посыпались комменты — так мы и сообразили, что у нас есть свое общество. Наша 1-ая сходка была на Воробьевых Горах, с того времени мы вкупе тренируемся, делимся опытом и показываем новые трюки. В 2007 году нас пригласили выступать в парк Лиги чемпионов на Красноватой Площади. Мы делали шоу на одном из щитов и, отработав там неделю, решили сделать команду. Перебрав кучу заглавий, мы сообразили, что круто звучит конкретно это.

 — Чем занимается ваша команда?

 — Наша работа — это выступления и тренировки. Сначала мы даже смастерили стальные ворота с стальной сетью для игры в панну: брат на заводе сварил их из канализационных труб. Нам были необходимы мелкие ворота специально для уличного футбола, а в Рф их тогда не было. Они очень крутые и до сего времени хранятся у нас в гараже.

 — Подготовка к турнирам и отработка финтов отвлекали тебя от учебы либо работы?

 — Мне всегда очень хотелось играть, трениться и выдумывать новые элементы, но это никогда не был помехой. Вначале я был поваром, но это было недолго, так как мне не хватало творчества и там было много рутины. Во время готовки, как и на поле, я люблю что-то выдумывать. К тому же работа в спортивном магазине была мне еще поближе. Я тогда был торговцем в «Олимпе» на Улице 1905 года и безвозмездно придумывал мероприятия в столичных парках. Людям нравилось, и я предложил управлению adidas выдать нам фирменную одежку, чтоб мы выглядели внушительно как команда. В конечном итоге они решили нас поддержать.

 — Работа торговцем — это забавно?

 — Странноватых покупателей было довольно, к примеру, одна дама входила в магазин минимум дважды в неделю, всякий раз примеряла различные очки, но не брала их и уходила. А еще к нам входил Стивен Сигал. Я тогда работал уже на Кузнецком Мосту и с балкончика увидел охрану и самого Сигала. Он походил, поглядел, но так ничего и не купил.

 — Ты гласил, что в Голландии очень развита культура уличного футбола. Что тебя там изумило?

 — На тот момент я 1-ый раз в жизни увидел проф площадки для дворового футбола. В 2006 году меня поразило, что там, кроме площадок для панны, есть много мест с искусственным газоном либо на резинке. Любая площадка была персональна, и их было много.

 — Но в Москве на данный момент есть The Base, что особого в этой площадке?

 — Это уникальная история в плане заполнения места площадками. Там есть две площадки для панны (одна на асфальте, другая на резинке), площадка 3 на 3 с очень крутым проф паркетом, площадка 5 на 5 с искусственным газоном, также площадка 2 на 2. На каждой из их различное сцепление, и зависимо от того, на чем ты себя хочешь испытать, можно чередовать покрытия. Также там есть отдельная зона, где можно отрабатывать трюки либо просто чеканить. Всего — 5 площадок, зона фристайла, игровые приставки и столы для настольного тенниса. Также есть площадка в Парке Горьковатого: там все изготовлено для того, чтоб все смогли себя ощутить в уличном футболе.

 — А какие самые яркие площадки в Москве?

 — Была древняя, вся разрисованная граффити и дико убитая коробка на Незапятнанных Прудах, но, к огорчению, ее обнесли клеточкой и она перевоплотился в обыденный прямоугольник с искусственным газоном.

— Какое общество ты создаешь как амбассадор adidas?

— Это комьюнити людей, где есть мастера и любители, но всех соединяет воединыжды одна мысль — футбол во всех его проявлениях. В нашем случае это уличный футбол, и мы его продвигаем в различных форматах: три на три, 5 на 5, панна, музыка, стиль одежки. Как представитель adidas я пробую донести до нашей аудитории, что команда делает площадки и проводит на их мероприятия. Так что на мне коммуникация меж брендом и уличной культурой. Все занятия со мной — бесплатные, мы так решили вкупе с компанией, и это политика длится больше полугода.

 — Со Street Madness вы на данный момент тренируете деток?

 — Мы тренируем дважды в неделю на The Base, при этом занятия проходят безвозмездно. Это в главном упражнения на технику – лучше обладать мячом, стремительно ориентироваться в сложных ситуациях.. У нас нет огромных физических нагрузок, челноков и прыжков — заместо этого ты всегда проводишь с мячом. Там есть элементы из уличного футбола, так как многие ребята желают научиться движениям, которые могут понадобиться им в панне либо в игре 3 на 3. Также приходят мужчины 6-7 лет, тренирующиеся в клубах, чтоб подтянуть технику. Дополнительное образование — это нормально. Мы в свое время тренировались во дворе, на данный момент ребята приходят к нам на The Base.

 — Наверное ребята больше желают обучаться финтам, а не общей технике.

 — Под словом техника я подразумеваю финты. Это классно выслеживается на детях, так как они почти все лицезреют в вебе и у каждого возникает собственный возлюбленный элемент. Кто-то гласит, что желает делать только «радугу». Я с ними соглашаюсь, но говорю, что ее нужно дополнить. Потому ребята поначалу делают один комплекс, а позже добавляют к нему «радугу». Если ему 6 лет, у него это выходит и он продолжит этим заниматься, то через 3-4 года будет, как Фалькао из мини-футбола — человек, который довел этот элемент до совершенства.

Глушаков, Промес, Дед

 — К для вас на занятия приходят проф игроки?

 — Приходил Андрей Георгиевский, он ранее играл в мини-футбольном «Спартаке», а на данный момент он фаворит мира по микро-футзалу. Это таковой футбол 3 на 3, только снизу ворот есть перекладина, другими словами мяч нереально закатить низом. У Андрея потрясающая техника, он очень здорово работает подошвой и зимой даже играл в Индии в одной команде с Роналдиньо. При всем этом он не сходу схватывал элементы из уличного футбола. Но это обычная рабочая история.

 — Ты играл в одной команде с капитаном «Спартака» Денисом Глушаковым. Какие воспоминания?

 — Спасибо Дену, что пригласил меня зимой на турнир в Миллерово, где мы игрались в одной команде к тому же с Романом Шишкиным. Это был турнир по мини-футболу, ребята огромные молодцы, так как для их это полностью другой формат. В этом году команда Глушакова в первый раз дошла до конца. Меня очень поразил Шишкин: он временами нас тянул и забивал очень принципиальные голы. Ведь это была не проходная история; туда приехали команды, которые мастерски играют в мини-футбол, они по-настоящему боролись за 1-ое место.

 — Ты участвовал в чемпионском безумии «Спартака»?

 — Естественно, как еще? Я был в форме AKAI 90-х годов, и это была футболка единственного девятикратного чемпиона Рф Дмитрия Ананко, в какой он лично играл. Ее, также футболку сборной Рф Владислава Тернавского мне в свое время подарил админ «Спартака» Юрий Червей. После матча с «Тереком» мы с другом выбежали на поле, а за неделю ранее отмечали чемпионство в центре Москвы.

 — Ты еще общался с Куинси Промесом.

 — С ним я познакомился еще ранее, когда представлял международную команду Street Kings, куда вошли главные представители уличного футбола. В главном это были голландцы, в том числе Кричи, двоюродный брат Промеса. Когда мы игрались с Куинси один на один, было приметно, что он тоже прошел школу уличного футбола и очень заряжен по технике.

 — Какие еще футбольные знакомства для тебя запомнились?

 — Мне всегда было любопытно осознать, как мы выглядим рядом с Пуйолем: как два брата либо же как отпрыск и отец. Вокруг его приезда в Москву был большой ажиотаж, и я ожидал, пока он окончит дела в волонтерском центре и проведет собственный матч. Когда Пуйоль направил на меня внимание, я именовал его отцом, а он ответил, что я его друг.

 — Ранее ты играл в пляжный футбол. Как ты там оказался?

 — В этом виде спорта очень принципиальна техника, так чего хотелось испытать и его. Мне было 19 лет, когда в Серебряном Бору выстроили первую в Москве площадку по эталонам проф пляжного футбола. Мы приехали туда, а рядом с площадкой был стол, на котором посиживали какие-то мужчины. 1-ый раз в жизни я увидел у их голубой мяч для пляжного футбола. С этого все и началось.

В конечном итоге мы познакомились, у нас образовалась тусовка пляжного футбола. Человек, который отдал нам мяч, это Сергей Падалка, в простонародии Дед — взрослый мужчина, который до сего времени играет в футбол. Мы стали туда приезжать каждый денек, все друг дружку знали, к нам подтягивались люди, которые приезжали просто позагорать.

 — Был кто-то из экспертов?

 — Совместно с ребятами из дубля приезжал юный Антон Шунин, также с нами игрались будущие фавориты мира по пляжному футболу: Антон Шкарин, Андрей Бухлицкий, Илья Леонов. Так мы все дружно начали мастерски играть в пляжный футбол.

 — Как ты попал в пляжный «Спартак»?

 — Когда появился чемпионат Москвы, меня пригласили в «Спартак», и это было очень здорово, так как в пляжном футболе мне нравилось вообщем все. Мяч всегда наверху, есть передачи и удары через себя — это таковой летний праздничек под музыку, бразильский карнавал. Там я опять повстречал Филимонова, но самый сильный, с кем я играл, это прошлый капитан сборной Бразилии Буру из «Строгино». Вот это машина: техника, физика, борьба.

 — Поклонники приходили на ваши матчи?

 — Дерби всегда были пламенными. Там происходило все: фаера зажигали, стычки случались. Люди, которые приходили на трибуны, издавна знали игроков, и все мы очень отлично общались. Мне было очень приятно играть за собственный возлюбленный клуб, но на данный момент, когда команда стала более проф, они тренятся каждый денек, а у меня есть другое ежедневное любимое занятие. Хотя этим летом я заявлен за новейшую команду «Москва», где будут собраны ветераны пляжного футбола: к примеру, прошлый капитан «Спартака» Женя Поляков и Ирааклий Гепериидзе.

 — На что ты живешь на данный момент?

 — Тренировки, турниры — все связано только с футболом.

 — В прошедшем году ты ездил в Милан на конец Лиги чемпионов.

 — Попасть на «Сан-Сиро» — это история, ведь там игрались Гуллит, Ван Бастен, Барези. На трибунах мы тогда отыскали Радулова, Ковальчука, Боатенга, Рауля, Шевченко. В отличие от российских стадионов, там тебе нет закрытых секторов и мест, откуда бы тебя выгоняла охрана. Так что мы тихо поднялись к футболистам и сфотографировались. До Шевы я, к огорчению, не добрался, зато увидел Рауля. Для меня это главное фото того денька, хотя в том матче я болел против «Реала». Мне нравятся Коке, Карраско и Гризманн, а футбол «Атлетико» мне еще поближе.

 – На конец в Кардифф ты тоже съездил. Расскажи?

 — Как и обещал, на конец я пошел в футболке «Спартака», что вызвало море чувств не только лишь у российских, но к тому же у иноземцев.

Европейцы повторяли «Spartak Moscow», а наши поздравляли с чемпионством. По первым 15 минуткам казалось, что «Ювентус» забьет первым, и такового счета никто точно не ждал. На трибунах 70 тыщ зрителей отмечали большой футбольный праздничек. Дибала, Модрич и Марсело вживую – это вправду космос. Посреди нас были представители сорока государств, в том числе и итальянцы. Один юноша, итальянец, плакал после матча, и мы его дружно успокаивали. Для него это была реальная катастрофа.

Фото: пресс-служба «Адидас» (1,4-7,9); instagram.com/jeanpierpapen (2,3,8,10)