1хбет играть бесплатно

Валерий Польховский был назначен основным тренером белорусской сборной по биатлону в мае 2016 года. А в конце сентября стало понятно, что спец расторг договор с Белорусской федерацией биатлона «по соглашению сторон», не дождавшись даже начала сезона. Понятную причину расставания ни Польховский, ни управление федерации так и не окрестили. В первый раз после увольнения Валерий Николаевич согласился на большой общественный разговор.

У Беларуси не было медалей в мужских гонках на шагах Кубка мира практически 12 лет. Из дам никто, не считая Домрачевой и Скардино, много лет серьезно не претендовал на подий. Бронза Юркевич и Чепелина – волшебство либо вы предсказывали таковой итог?

 − Для меня это не стало сюрпризом. Добавьте к этим достижениям серебро Динары Алимбековой на Кубке IBU. Мы выполнили гигантскую работу в межсезонье. Собственный вклад занес и Владимир Королькевич, который работал с командой в прошедшем году. Это прогресс, а не волшебство. Работа, которая была проделана белорусскими биатлонистами за пару лет, закономерно отдала свои плоды. Даша Юркевич выиграла масс-старт на чемпионате Беларуси в сентябре. Это был 1-ый звоночек для нас о том, что она находится в неплохом многофункциональном состоянии. На индивиуалках в Эстерсунде спортсмены столкнулись с сильными порывами ветра, но белорусские биатлонисты оказались готовы к таковой ситуации. Раубичи располагают к тренировкам в таковой ветровой обстановке.

Другими словами не стоит мыслить, что это разовый фуррор?

− Естественно, можно гласить, что это биатлон и по ходу гонки может произойти все что угодно. К примеру, в персональной гонке Антон Шипулин до последнего рубежа сохранял шансы на победу, но не совладал с решающей стрельбой и откатился на 11-е место.

Случайности бывают, но изредка. В базе все равно лежит труд всего коллектива. Я нередко гласил и девченкам, и ребятам, в особенности по окончании совместной работы, что ни к кому из их у меня нет претензий. Они сильно много работали. И даже не работали, а пахали. Вот и итог.

«Ребята подходили ко мне и гласили: «Нам не много нагрузок, нужно еще»

Не боялись, что спортсмены, как в случае с Владимиром Королькевичем, будут сетовать на перетренированность?

− У меня не было опасений: рядом всегда находился доктор, который выслеживал состояние спортсменов, я постонно вел диалог с ребятами. Приведу для вас пример. Мы проводили учебно-тренировочный сбор во Франции, и я увидел, что Володя Чепелин прогуливается некий печальный, понурый. Думаю, может, утомился либо делаем что-то не так. Пригласил его на разговор, задал вопрос: «Что случилось: дома что-то не в порядке, плохо себя ощущаешь либо в тренировочном процессе чего-нибудть не нравится?» На что Володя ответил: «Меня все устраивает, просто я очень сосредоточен». Некие ребята подходили ко мне и гласили: «Нам не достаточно нагрузок, нужно еще».

Объем работы складывается не только лишь из количества пройденных км. Есть другие составляющие: силовая подготовка, стрелковая работа. Принципиально поделить всю работу по зонам интенсивности, а это уже искусство тренера. Нужно не просто делать работу, а точно знать, в какой период это лучше сделать. По другому мы будем следить ситуацию, когда спортсмены в декабре бегут быстро, а на чемпионате мира в марте идут пешком. У меня была генеральная линия: определенные места учебно-тренировочных сборов, которые я подбирал зависимо от нужной высотной подготовки. Было надо находить баланс, что мы и делали.

Когда вы планировали вывести спортсменов на пик формы?

− Мы сделали базисную работу для того, чтоб ребят хватило на весь сезон. А далее все будет зависеть от того, как тренеры будут управлять процессом. Я думаю, что биатлонисты останутся в неплохой форме и к чемпионату мира. Мотивация у спортсменов большущая. Даша и Володя вселили веру в других ребят.

сборы

В прошедшем сезоне у белорусов не было ни одной медали, спортсмены сетовали на нехорошее функциональное состояние. В чем, по-вашему, причина провала?

− Чтоб давать беспристрастную оценку, необходимо было там находиться. Я не доверяю слухам и не желаю выступать в качестве судьи, так как до конца так и не знаю историю отношений Владимира Королькевича со спортсменами. Видимо, что-то не сложилось. Но я знаю, что у этого тренера все выходило в русской и в украинской командах, где он работал ранее. Русские биатлонистки до сего времени вспоминают Королькевича хорошими словами.

Общались с ним перед тем, как дать согласие на работу в Беларуси?

− Да, мы много говорили об этом. Владимир Борисович не отговаривал меня и не остерегал от работы с белорусской сборной. Произнес только: «Твое право, ты и решай». Я даже задумывался пригласить его на пост старшего тренера мужской белорусской команды. Но Владимир Борисович извинился и отказался. У него уже было к тому моменту место работы в Словении.

«Обычно руководители спрашивают, сколько будет медалей и когда, а Александр Григорьевич спросил, есть ли у команды потенциал»

Сергей Булыгин приглашал вас работать в белорусскую сборную и ранее. Почему отрешались?

− Я страшился подвести Сергея Ивановича, которого очень уважаю. Тем паче я знаю отношение к спорту управляющего страны – Александра Лукашенко. Он очень любит биатлон, потому подвести этих людей было бы некорректно. В сентябре на «Гонке легенд» команда встречалась с президентом, и меня поразил вопрос главы страны. Обычно руководители спрашивают, сколько будет медалей и когда. А Александр Григорьевич поинтересовался: «Валерий, скажи, у нашей команды есть потенциал?» Это был так грамотный и проф вопрос. И я ответил: «Потенциал есть, но нужно много работать».

Это было 17 сентября. Тогда вы гласили, что планируете работать с командой до Олимпиады в Корее, а через неделю написали заявление об уходе. Что принудило так резко поменять решение?

− В жизни так бывает. Еще посреди месяца я не подразумевал, что все так завершится. Это было мое решение. Я посчитал, что будет лучше поступить конкретно так и написал заявление. Мы расторгли договор по соглашению сторон.

В чем была причина вашего ухода?

− Я не желаю об этом гласить. Не думаю, что сейчас важны детали. Я желаю, чтоб Белорусская федерация биатлона и далее была удачной, а ребята завоевывали медали. Вот и все.

Если не желаете гласить причину расторжения договора, прокомментируйте главные версии, которые появились в Беларуси после вашего ухода.

− Отлично.

Вы ушли из-за того, что не отыскали контакт со спортсменами и не сработались с командой?

− Эту версию я слышу в первый раз. Когда я только пришел, чувствовалась некоторая настороженность со стороны ребят. Но это объяснимо: в протяжении ряда лет бывалые атлеты успели поработать с различными спецами, а здесь пришел очередной чудак, который собирался их «лечить». С течением времени они сообразили, что мой энтузиазм заключается в улучшении их результатов. У нас был неплохой контакт. Когда команда приезжала на сбор, мы клеветали план со спортсменами, тренерами, медиками, массажистами. А позже я спрашивал всех, есть ли предложения по тренировочным либо организационным моментам. Каждый имел возможность высказаться. Напряженных отношений у меня ни с кем не было, и я признателен ребятам за это.

Предпосылкой ухода стали семейные происшествия?

− Нет, проф предпосылки. Я не путаю проф происшествия с личными.

В мировой практике нередко бывают ситуации, когда головного тренера меняют за два месяца до старта сезона?

− Я работаю не 1-ый год на тренерском поприще и могу сказать, что всякое случается. Дважды меня снимали в русской команде по ходу сезона – перед Олимпиадой в Сочи и в декабре 2007 года. В сей раз я сам решил уйти с поста головного тренера до старта гонок Кубка мира.  

Если это было вашим решением, то как вы ощущали себя по отношению к спортсменам, которых оставляли без головного тренера до сезона?

− Пусть меня простят, но я посчитал, что так будет лучше. Со сборной Беларуси продолжили работать отлично знакомые ей тренеры. Надеюсь, ребята и далее будут следовать избранной методике и результаты пойдут только ввысь. У сборной есть потенциал. Меня очень повеселила мужская команда, так как еще весной Сергей Иванович Булыгин передал мне пожелание от управления, чтоб мужская команда сделала шаг вперед. Все 5 месяцев работы в Беларуси я направлял основную часть мыслей на мужскую команду. Думаю, в этом сезоне мужчины еще добавят и обретут уверенность к Олимпиаде.  

Надежда Скардино гласила, что результаты в сезоне будут зависеть от подготовки, которая была проделана летом. Как следует, эти бронзовые медали – ваша награда?

− Принципиально не только лишь отлично приготовить спортсменов, да и верно подвести их к старту. Естественно, в этот фуррор вложено много нашей с Робертом Кабуковым работы. Итог ведь не создается за один денек. Мы с Робертом созваниваемся по 5 раз в денек, повсевременно обмениваемся воззрениями. После подиумов ребят была единственная реакция – удовлетворенность. В особенности был счастлив за Дашу Юркевич: она много говорила про себя, свою тернистую дорогу к медалям. Потому я очень рад, что ее терпение и слезы оправдались бронзой на Кубке мира. Мы вкупе творили историю белорусского биатлона. Сейчас еще два представителя Беларуси вписали в нее свои имена.

Белорусские биатлонисты поблагодарили вас за медали?

− У нас нет контактов друг дружку. Потому лично мы не общались. Но я читал интервью Даши Юркевич, где она благодарила нас с Робертом за совместную работу. А я передал ребятам поздравления через спортсменов из других команд.

«Юрий Альберс изменил план подготовки, а сейчас паникует. Пусть он умеет держать удар»

У вас были претензии к условиям работы в Беларуси?

− Мы были обеспечены всем нужным. Белорусская федерация биатлона и Министерство спорта и туризма финансировали нас в полном объеме. Обе стороны стопроцентно соблюдали условия договора.  

Альберс

− Новый главный тренер сборной Юрий Альберс утверждает, что сначала октября вы планировали не централизованный сбор, а персональную работу. Из-за этого просчета команда типо запоздала с выходом на снег и вкаткой.

В плане вправду стояла индивидуальная работа после Чемпионата Беларуси. За пять месяцев совместной работы с командой я был уверен, что ребята и девченки сумеют отменно выполнить плановое задание тренерского штаба с личными тренерами и в неплохом настроении приступят к снежной подготовке после побывки дома. Но Юрий Альберс изменил план подготовки, а сейчас паникует. Пусть он умеет держать удар. Французская сборная пару лет назад постояла на снегу только пару дней перед шагом в Эстерсунде и все равно достойно выступила в сезоне.

− Альберс сетует на суровые тактические ошибки при планировании сборов.  Но после вашего ухода, по его словам, было поздно что-то поменять, потому что «все было заказано, проплачено и возврату не подлежало».

В мае планы утверждались на всех уровнях, их подписывали и «новые плечи», другими словами Юрий Альберс. Я не планировал проведение сбора в Шушене, это решение Юрия Юрьевича. Так пусть и гласит об этом честно болельщикам биатлона. В плане, который был утвержден в мае, стоял Бейтостолен, который мне приходилось отстаивать. Вот там и планировалась насыщенная работа – в месте, испытанном мною годами.

− Альберс гласит, что биатлонисты подтянули скорость во вред стрельбе. Согласны, что недоработали в межсезонье над балансом этих составляющих?

На экспертном совете в сентябре в собственном докладе я выразил беспокойство по стрелковой подготовке мужской команды. Еще на августовском сборе спортсмены сами говорили об этом с тренерами мужской команды. Ребята подтвердят. Юрий Альберс как гостренер никогда не удосужился посетить команду, не был ни на одном собрании. Он не провел ни 1-го мероприятия для команды за все лето. Как он может судить о состоянии дел в сборной? Разве что по слухам. Юрий Юрьевич изменил план подготовки после моего ухода, так пусть и несет за это ответственность. Он сам гласит, что ребята спрогрессировали в скорости. Это отлично. У него в руках хорошая команда. Пускай хорошо планирует последующую работу. Я не сомневаюсь в успехе белорусского биатлона.

Весной были дискуссии о возвращении на пост старшего тренера женской команды Альфреда Эдера. Но с вашим приходом эту должность занял Роберт Кабуков. Это было ваше условие?

− Я не слышал про вариант договора с Эдером, мне никто не предлагал его кандидатуру. Я попросил, чтоб с женской командой начал работу Кабуков – человек, которого я знаю. У него был опыт тренерской работы в Германии и Рф. У этого спеца всегда складывались отличные дела со спортсменами. Он умеет сделать хороший локальный климат в команде, что очень принципиально.

«Скардино и Киннунен взяли на себя ответственность и на трассах Кубка мира должны будут ответить за свои слова и тренировочный период»

Как вы отнеслись к тому, что Скардино, Киннунен (Дуборезова) и Блашко решили трениться по персональной программке?

− Надежда подошла и попросила готовиться раздельно. Позже пришла Анастасия. Я произнес: «Девочки, напишите заявление, в каком будет обозначено, что вы привыкли к определенной методике работы». Я понимаю, что смена тренеров и мое возникновение, может быть, испугало их. Потому я не возражал.

Валерий

Вас не заставило задуматься, что девицы не захотели работать по вашей программке?

− Это обычное явление, и я не вижу в этом ничего отвратительного. Девченки взяли на себя ответственность и зимой на трассах Кубка мира должны будут ответить за свои слова и тренировочный период. Для меня принципиально, чтоб отбор в команду проводился по спортивному принципу: в состав должны попадать наисильнейшие.

Тогда почему вы настаивали на участии Блашко в общекомандном сборе?

− Я не настаивал на этом. Когда Дарья обратилась ко мне с просьбой работать с Владимиром Махлаевым, я произнес: «Пожалуйста, я не против». За других я отвечать не могу. Может, кто-то и настаивал. Мы условились с Володей: если Дарья будет в неплохой форме в последующем сезоне, то начнет готовиться с основной командой.

«Ее сберегали, потому она на данный момент и Домрачева». Почему в нашем биатлоне загибаются таланты?

Правда, что Дарья Домрачева вначале отказалась работать по вашим планам?

− Я такового не слышал. Мы с Дашей ни о чем же не говорили. Она готовилась стать мамой, в тот период для нее не было ничего важнее. И я не имел никакого морального права лезть со своими вопросами.

Есть мировоззрение, что белорусским биатлонистам лучше подходили методики европейских тренеров.

− Я работал в Рф и Казахстане, но могу сказать, что в Беларуси в особенности обожают рассуждать о той либо другой методике. Понимаете, какая методика самая наилучшая? Методика того тренера, чей спортсмен выше всех стоит на пьедестале. А все другое – говорильня. Не нужно рассуждать, нужно брать и пахать. Сейчас в Рф многие тренеры молвят, что спортсмены просто разучились пахать. Меж работой и пахотой я всегда выбирал 2-ой вариант. Если европейские методики подходили, то почему медали в Сочи захватили только Домрачева и Скардино? Где другие?

Я понимаю, когда молвят о французской либо германской системах подготовки, где несколько спортсменов часто попадают в топ-6. Принципиально рассматривать все в комплексе: компанию, систему подготовки, психологическое здоровье команды, а не гласить об абстрактных методиках тех либо других профессионалов. Короля делает окружение, а чемпиона – целая команда, а не отдельный тренер.

Другими словами ротация тренеров – неэффективный метод решения заморочек?

− Естественно, нет. Моей задачей было сделать такую систему подготовки спортсменов в Беларуси, по которой позже смогли бы работать тренеры по всей республике. Это мы обсуждали с Валерием Павловичем Вакульчиком. Я занимался этим все 5 месяцев. Мы желали обучить белорусских тренеров работать на высочайшем уровне, чтоб не приглашать забугорных профессионалов. У меня имелись некие выработки, которые я опробовал с командой Казахстана. Они оказались действенными, и я использовал их в Беларуси. Но не буду открывать всю кухню.

Идет речь о спортивных методиках?

− А что еще можно использовать для действенного результата?

Некие приглашают экстрасенсов, к примеру.

− Мы с русской командой тоже встречались с якутскими шаманами в Нерюнгри, когда проводили учебно-тренировочный сбор перед Турином. Шаманы аккомпанировали нас и, я считаю, даже посодействовали. Они подарили нам сувениры, которые мы с биатлонистами увезли с собой на Олимпиаду.

«Я утомился читать сказки, которые ведает Тихонов. В Рф его уже просто не воспринимают»

Как вы относитесь к постоянной критике Александра Тихонова в ваш адресок?

− Во-1-х, мне не о чем говорить с этим человеком. Во-2-х, договоры не позволяли мне вступать с ним в некие дискуссии. Я могу сказать одно: когда у этого человека была непростая актуальная ситуация (он посиживал в СИЗО городка Новосибирска) и резко усугубилось состояние здоровья, мы с русским тренером Виталием Фатьяновым оказывали всяческую поддержку − морального и вещественного, психического и мед нрава. Не разбирались, прав он либо повинет, а просто помогали как коллеги по цеху. И вот благодарность за все.

Александр Тихонов: «Домрачева заслужила счастье. Все солидные люди должны жениться на белорусках»

Тихонов винит вас в непрофессиоанлизме из-за личной неприязни?

− Естественно. Я утомился читать те сказки, которые он ведает. В Рф его уже просто не воспринимают. Не так давно прочел его интервью, где он гласит, что я называл Дашу Домрачеву бездарью. Это неправда. Он сам все решал, так как возглавлял Альянс биатлонистов Рф. Я тогда работал с государственной командой, а Даша, как и Света Слепцова, была юниоркой. Я спросил у Валерия Захарова – главного тренера сборной Ханты-Мансийского автономного округа по биатлону: «Почему вы отпускаете Дашу – она же многообещающая спортсменка?». Он ответил: «Они с родителями желают возвратиться домой в Беларусь, что я могу сделать?» А подписал ее переход, никого не спрашивая, Тихонов.

Ваши увольнения из русской команды по ходу сезонов тоже были связаны с конфликтами с управлением, а не с неудовлетворительными плодами?

− Меня увольняли из-за конфликта с одним человеком – Тихоновым, который на тот момент был главой СБР. Какие спортивные беды? В декабре 2007 года меня уволили, а февральский чемпионат мира 2008 года стал для русских девченок наилучшим за последние годы. База закладывается не за некоторое количество дней. Тихонов повсевременно винит тренеров. А почему он как член правления Союза биатлонистов Рф не берет на себя ответственность за провальный сезон русской сборной в прошедшем году? Почему всегда повинны только тренеры? Пусть сделает чего-нибудть, а не винит всех вокруг.

Как вы попрощались с белорусской командой?     

− Ребята были в курсе моего решения за неделю до отъезда. Мы достойно попрощались. За денек до вылета я собирал вещи в собственной комнате, зашли девченки, попросили спуститься вниз. Там уже стоял Роберт Кабуков. Мы незначительно побеседовали, поблагодарили друг дружку за совместную работу. На фото, которое Динара Алимбекова выложила в инстаграм, я тоже посиживал рядом с девчонками.

Динара

У вас был план действий, когда уезжали из Беларуси?

− Нет. Вариантов я не ищу, довольно. Пока не планирую работать в биатлоне. Я пробовал отступить от дел еще несколько лет вспять, но поначалу поступило предложение из Казахстана, позже из Беларуси. Сейчас нужно чуть-чуть отдохнуть.

Чем на данный момент занимаетесь?

− Собой :). С вами вот разговариваю. Смотрю биатлон с друзьями по телеку, мне любопытно следить за ребятами, с которыми прошел определенный путь. Они, правда, огромные молодцы.

Фото: РИА Анонсы/Константин Чалабов; инстаграм Дарьи Юркевич; sb.by, Белорусская федерация биатлона; инстаграм Динары Алимбековой.