1хбет букмекерская скачать

Главный тренер «Ислочи» негодует. 

alt

Кажется, в Беларуси такового еще не было. В высшей лиге был сыгран договорной матч, который получил широкую огласку. По сведениям головного управления по борьбе с оргпреступностью и коррупцией МВД, «представитель тренерского штаба и игроки ФК «Ислочь» подозреваются в получении нелегального вознаграждения в сумме 10 тыщ баксов США за проведение «договорного» матча с командой «Динамо-Брест», состоявшегося 30 апреля сегодняшнего года на стадионе в Молодечно». Средства были заплачены за то, чтоб «Ислочь» проиграла или свела к ничьей 1-ый тайм (после 45 минут игры счет был 2:3 в пользу Бреста).

Главный тренер «Ислочи» Виталий Жуковский не стал молчать. Коуч собрал пресс-конференцию и в протяжении получаса рубил правдку-матку.

– Информация, которая появилась в вебе – это правда. Люди гласили об этом еще сначала июня, но не было подтвержденной инфы, потому в нее не хотелось веровать. На данный момент все вылезло. Могу ответить на ваши вопросы.  

– Когда и при каких обстоятельствах, вы узнали, что представитель вашего тренерского штаба и ваши игроки подозреваются в организации подходящего результата?

– Вчера я вызнал, что это правда. Пришел на тренировку: там не было Тишкевича, Лебедева и Владимира Маковского. У всех были отключены телефоны. Появилось подозрение, что они кое-где совместно. Судя по всему, их собрали в РОВД. Когда они вышли оттуда, мне позвонил Владимир Михайлович Маковский. Произнес, что ничего ужасного не вышло, посмеялись. Но, мне кажется, в РОВД навряд ли смеются. Тишкевич более тщательно поведал, в чем дело и признался в содеянном.

Когда я пришел домой, начались томные минутки восприятия произошедшего. У меня есть вопросы по здоровью – сходил в поликлинику. Когда возвратился, жена показала сюжет передачи «Зона Х».

– Ваша 1-ая реакция?

– Какая здесь может быть реакция? Сначала июня, еще до закрытия Жукова, Сергей Сафарьян пригласил меня на разговор. Оделся – рубашечка, все дела. Задумывался, может, предложат возглавить национальную сборную :). На этой встрече присутствовали люди, которые представились сотрудниками милиции. Это меня очень изумило. Они намекнули, не называя имен и фамилий, что у меня работают футболисты, которые занимаются организацией договорных матчей. Все знают, что в первой лиге «Ислочь» была незапятнанным клубом – не появлялось никаких вопросов. Естественно, их слова меня очень обидели и возмутили. Когда мне намекнули, что я мог участвовать в таких играх, я очень вскипел, перебежал на мат. На данный момент приношу извинения этим людям и Сергею Вагаршаковичу. Можно сказать, я находился в невменяемом состоянии. У меня в горле ком стоял, а на глаза слезы навернулись. Было очень грустно.

Мне предложили роль в каких-либо схемах, кого-либо взять… Я произнес, что не принимаю роли в таких играх. Я подписал бумагу о нераспространении инфы. Скоро мне позвонил Владимир Михайлович Маковский: «Чего тебя туда вызывали?» Произнес, что по делам команды. Прошла неделька-другая… Сообразил, что необходимо вызывать людей и говорить. Пошел к Владимиру Маковскому: «Скорее всего, идет речь о для тебя. Ты дружишь с ребятами, которые играют в первой лиге и занимаются схожими вещами. Маковский произнес: «Леонидыч, чтоб я кинул свою команду? Да ни в жизни!» Он клялся, я ему поверил, но сейчас я растерял друга. У меня в жизни еще такового не было.

– По ходу того матча у вас не появлялось мыслей, что 5 мячей к 25-й минутке – это очень подозрительно?

Вы, наверняка, помните мои слова про «варили варенье». Как позднее оказалось, эти люди не были повинны в голах. Делалось так, что тот же Ясюкевич просто не успевал закрывать нужные зоны. Юного человека просто подставляли. Я жалею, что в перерыве было потрачено столько сил. После первого тайма раздевалка просто летала – разогнал пульс до 180. Мне казалось, что я воздействовал на ребят, но после выяснилось, что в команде есть предатели.

Знаете… Все-же есть что-то не плохое в этой ситуации. Если б этими делами не занялись в РОВД и АБФФ, то все это длилось бы. Пенальти? Удаления? У всех случаются ошибки – даже на чемпионатах мира. Ты бы в жизни ничего не обосновал. Люди, которые сдавали матчи, даже не заработали средств. По сути, то, что им дали – просто копейки. Люди, которые делали это, стали ручными. Они сели на эту иглу, а позже сдавали бы все попорядку – заднюю передачу никто бы из их не включил.

Когда появилась эта информация, я собрал людей в кабинете. Произнес, чтоб признались. Если б они это сделали, может, ситуация развернулась бы в другую сторону. Как-то решили вопрос. А после первого круга люди просто тихонечко ушли в другую команду. На данный момент все будет по другому. Мы серьезно настроены. Запятнано все, на что мы издержали столько сил. Мы потратим средства на юристов, адвокатов, но люди будут возвращать компенсацию в суммах больше, чем получили. 100 процентов! Клуб будет идти до конца, чтоб всем неповадно было!

 – Есть ли связь меж договорным матчем «Ислочи» и договорными играми в первой лиге? Все-же Юрий Сыроквашко находился в тесноватых отношениях с Владимиром Маковским…

– Думаю, все взаимосвязано. Рыбак рыбака лицезреет издалека. Думаю, все идет оттуда.

– Кто-то признался в содеянном?

– Первым признался Тишкевич. Алумона и Будаков на данный момент играют в Рф. Не считая их, к делу причастен Порываев. Лебедев играл у нас. После собрания, которое состоялось сейчас, они вкупе с Тишкевичем не работают в «Ислочи». Они выгнаны с позором – по другому никак. Такие футболисты и легенда белорусского футбола Владимир Михайлович Маковский…

– Отъезд Алумоны и Будакова как-то связан с договорным матчем?

– Нет, тогда мы ничего не знали. Оба парня очень искренние. Будаков отлично общался со мной – таковой весь положительный. Надеюсь, на данный момент с ними будет разбираться Следственный комитет. Не охото гадить им карьеры, жизни, но очень грустно.

– Как тяжело после этой ситуации клубу будет находить новых спонсоров?

– Будет тяжело, но охото отыскать хоть некий позитив. В «Ислочи» много людей, которые не были задействованы в этом. В хоть какой афере участвует капитан команды, но наш не делал этого. Такие люди преданы клубу. Такие люди, как Шагойко, который уже кончает и, кажется, ему на все наплевать, дорожит своим именованием. Он желает остаться в футболе. Почему-либо к Шагойко никто не подошел. Надеюсь, мы станем посильнее. Никто не может отвечать за кучку ублюдков.

На данный момент мне тяжелее всех, так как я взял этих людей в клуб. Мне за их отвечать. Но необходимо идти далее. У нас есть юные ребята. Может быть, на данный момент дорога раскроется для их. Признаться, уже кое-где в глубине души задумывался, как Тишкевич и Лебедев в дальнейшем будут работать в нашем клубе. Но сами видите, как вышло.

– Вы гласили с представителями АБФФ. Какие санкции могут быть использованы к клубу?

– Общался с утра с Сергеем Вагаршаковичем. Он произнес, что Тишкевич – не конченый человек. Я подтвердил это. Не знаю, что случилось. Может, какая-то томная финансовая ситуация. Чисто по-человечески мне их жаль. Хорошо, хотя бы средств срубили. Взяли эту тыщу баксов, а на данный момент навлекли на себя и на клуб… Сергей Вагаршакович произнес: «Может, не горячись». Я уже гласил как-то, что необходимо резать по живому – вилять не буду. Мне охото, чтоб «Ислочь» был незапятнанным клубом.

– У вас был мужской разговор с людьми, которые сдавали матч?

– 1-ая эмоция – заскочить к ним и стукнуть 1-го, второго. Но я дам не бью.

– Эта история повлияла на ваше желание работать далее?

– Воздействует. Может, через какое-то время все это забудется, но все будут знать, что «Ислочь» делала некий договорной матч, а главный тренером был я. Естественно, это неприятно. Поглядим, что будет завтра, но самое главное, что я честен перед всеми. Пришлось держать таковой удар, но что поделать. Надеюсь, мы станем еще посильнее.

Просто грустно, что эти ребята бились, не щадили себя, но в некий момент дали слабину. Эти люди сделали почти все на благо клуба. Даже противнику не пожелаешь, чтоб все так развернулось.

– Почему вы желали отложить этот разговор до пятницы?

– Хотелось, чтоб эмоции немножко улеглись, но в вебе уже всюду основная новость – наша ситуация. Люди должны были выяснить. Тем паче, говорилось, что причастен кто-то из тренерского штаба. Кто конкретно? У нас в штабе два Маковских, Плют и Жуковский. Считаю, это наш долг. Мы должны были дать людям еду для раздумий.

– Владимира Маковского уже нет в тренерском штабе «Ислочи», а что ожидает Миши Маковского?

– Миша Маковский в этой ситуации не при этом. Он более размеренный и покладистый. Может, он сам не захотит продолжать работу в «Ислочи». Мы перекинулись словами, но пока он трудится в клубе. Еще очень грустно, что намедни этого матча погиб один из основоположников клуба – Владимир Свиридов. Люди, которые сдавали матч, вышли на поле в траурных повязках. Это просто кошмар! Вообщем не могу осознать.

– Подозрение вызывал победный матч «Ислочи» с «Минском». Была информация, что ваша команда будет сдавать матч, но она выиграла. Как тогда отнеслись к кулуарным дискуссиям?

Я об этом даже не задумывался. Мне произнесли, что матч странноватый, но люди, которые работают в этом направлении, имеют опыт. В таких случаях они залегают на дно и начинают биться. Молвят мне: «Смотри, тренер, нас в чем либо подозревают, а мы бьемся». Когда мне в федерации произнесли, что больше всего людей по странноватым матчам работает у меня в клубе, я чуток с разума не сошел. Просто не мог осознать, как такое может быть.

– Еще какие-то матчи вызывали у вас подозрения?

– Было подтверждено, что сдавался один матч. Не могу осознать людей, которые понимали, что есть подтверждения. Почему не придти, что-то сказать… Просто жаль клуб.

– Люди, которые сдавали матчи, пробовали побеседовать с вами?

– Я произнес, что буду вас созидать, но руки больше не подам. Мне звонил Володя Маковский, просил не именовать никаких имен на пресс-конференции. Я ответил: «Ты, вообщем, понимаешь, что вы сделали?» Пошевелил мозгами, раз ты легенда белорусского футбола, так, может, мне сказать, что я сдавал матчи? Правда, не произнес этого. Мне кажется, что такое поведение – наглость. Позвонил Саша Тишкевич. Понимаю, что у него паника. Можно сказать, на нынешний момент у него завершилась жизнь. Если б я мог не именовать имен, я бы так сделал. Не желаю никому нагадить, но я должен сказать людям, что вышло. Попал – отвечай. Я тоже попал – сижу на данный момент перед вами, а должен посиживать с ребенком.

– Если из-за этой ситуации «Ислочь» снизят в классе, вы останетесь в команде?

– Если снизят в классе, мне снова ровная дорога на рынок. Может, закрыли его уже. Наверняка, пойду туда – больше некуда идти. Наверняка, тогда точно придется завязать с футболом.

– Вы упоминали дело Жукова…

– Человек на данный момент посиживает в кутузке. У меня есть свое мировоззрение по этому поводу. Помните, мне давали 18 миллионов штрафа ни за что. Этот беспредельчик потихоньку скапливается. Дай Бог, человек выйдет на свободу, возвратится к собственной семье. И все у него будет отлично.

– Людей, которые сдавали матч, ожидает уголовный срок?

– Думаю, ранее не дойдет. Видно, тут основная задачка – высадить людей, которые работали в Беларуси и привозили сюда средства из-за границы. Не дай боже, чтоб посиживали люди, которые работали в «Ислочи». Тем паче за такие средства. Хотя, считаю, при сегодняшней экономической ситуации в стране, в «Ислочи» платили нормально, чтоб идти на такие вещи.

Могу признаться: за выход в высшую лигу у нас полагалась премия. Платили премиальные за каждый матч – полтора миллиона и дополнительные призы. Может, людьми двигало то, что клуб им не доплатил какие-то средства. Тогда кидайте все Жуковского, Пинчука, Курило. А здесь рядовая жажда наживы. Люди желали просто взять на кармашек.

– Каково было работать с людьми, которые могли сдать матч, после вашей встречи с работниками РОВД?

– Мне не называли имен. Не было никаких доказательств, но я осознавал, что что-то есть. Все-же дыма без огня не бывает. Я лицезрел, что некие люди засуетились, но…

– Данная ситуация воздействует на подготовку к матчу с «Крумкачамі»?

Естественно, ведь необходимо серьезно готовиться к такому конкуренту. Эта команда играет очень вариативно, необходимо моделировать свою игру. Понятно, когда отвлекаешься, мыслить об этом тяжело. Думаю, ребята отдадут все силы на поле из-за этой ситуации.

– Какой на данный момент локальный климат в команде?

– Понимаете, когда проходит истерика, люди начинают не рыдать, а смеяться. Условный Мисюк 1981 года рождения, который длительно играл в «Ислочи». Говорю: «Как ты играл, а оказался не в доле?» Он смеется: «Ну да, киданули». Очевидная истерика.

– Команда не сломается в психическом плане?

– Если тренер сядет на стакан, то придется труднее. Думаю, этого не случится.

– Вы уже общались со спонсорами по этому поводу?

– Я гласил с Виталием Курило и Виталием Пинчуком после того, как меня вызвали в федерацию. Произнес: «Возможно, у нас в клубе есть негодяи». Они посиживали и не верили в это. Но я ничего не скрывал. Видите, как грустно вышло.