1 икс бет сука

Один из фаворитов сборной Рф – о провале в «Финале четырех», сложных отношениях с Мессиной и смешных историях юности.

– Вы присоединились к сборной на этой неделе. Чем вы занимались ранее?

– На данный момент окончил личный тренировочный курс, прошел ряд восстановительных процедур, которые мне были нужны после сезона… Я бы не произнес, что на 100 процентов здоров, но чувствую себя лучше. И колени побаливают, и спина потягивает – после сезона, когда организм истощен, его необходимо чинить так же, как автомобиль. Как автомобиль проходит техническое сервис, так же и у нас, зависимо от каких-то повреждений. Но ничего сурового нет.

– Как прошел отпуск?

– Я всего только провел неделю в Барселоне с супругой. 1-ые два денька прошли с Евролигой: 1-ый – с OneTeam, 2-ой – мы встречались с президентом Евролиги, представителями клубов, обсуждали предстоящее продвижение и развитие баскетбола, вербование болельщиков…

– В Рф это может быть?

– Было бы желание. Думаю, что всегда нужно начинать с обычных вещей. Нереально сходу полететь в космос на ракете, нужно поначалу начинать с азов. Если брать развитие баскетбола, то я бы произнес, что необходимо начинать с обычного – с детских спортшкол, с общеобразовательных школ, со СДЮШОР…

Мне кажется, игрок и управляющий – это различные вещи. Один просчитывает, другой – проявляет себя на площадке. Пока не попробуешь управлять, навряд ли можно сказать что-то. Но, если б я воспринимал решения, то начал бы с детского баскетбола: новое поколение должно быть лучше предшествующего.

– Сборная проиграла Франции 40 очков. У вас в целом какие ожидания?

– Не могу пока гласить. Нужно погрузиться. Смотря со стороны, узнавая результаты, не могу судить о том, что будет. Необходимо осознавать, что если есть такая разница в матчах, то нужно решать какие-то дополнительные усилия.

– Все воспринимают вас как ведущего игрока команды в этом году. Вы гласили на данную тему с Пашутиным?

– С Евгением Юрьевичем я общался. Но мы гласили совершенно о другом. Мы работали совместно в одной команде, и я играл у него в различных амплуа. Гласили о том, что если кто-то наберет фолов либо еще что, то мне придется играть 5-ого номера. Мы будем растягивать всей пятеркой на периметре… Но это все будет в тренировочном процессе. Думаю, что осознания и опыта у Пашутина довольно, и в команде будет все изменяться к наилучшему. Правда, поначалу мне необходимо туда приехать и начать трениться с ребятами.

***

– Вы считаете, что ваш прошлогодний прогресс был прорывом либо это просто стечением событий?

– Это просто итог долгой и сложной работы. Каждый сезон, проведенный в ЦСКА, был кое-где незабвенным, кое-где сложным. Я вообщем считаю, что каждый год в ЦСКА идет за два. При таковой конкуренции, при таком количестве высокого класса игроков к тому же выходить на площадку – это дорогого стоит. Одно дело попасть в ЦСКА, другое дело – заиграть.

– Когда юные игроки приходят в ЦСКА, это обычно воспринимают как конец их игровой карьеры. Какой бы вы совет дали, исходя из собственного опыта?

– От юных приемущественно требуется старание, желание, зашкаливающаяся мотивация. От юных всегда ожидают импульса, бурлящей энергии. Так как, как юный делает, старается, ветераны так себя вести не могут, они уже сдержанные, бывалые, грамотные. Они распределяют физическую нагрузку в согласовании со своим самочувствием. Чем старше становишься, тем лучше узнаешь свое тело – там захворало, здесь заболело… А когда ты юный, ты не о чем же не думаешь. Конкретно это и требуется от юных – чтоб он не задумывался, а просто делал с огромным желанием, огнем в очах. Самое главное – показать любовь к тому, чем ты занимаешься. Точнее, не показать. Просто обожать – и это все увидят.

– Самая запоминающая история из вашей баскетбольной юности.

– Щит я сломал на первых сборах за новосибирский «Локомотив». Мы игрались в Хорватии. Один на один я в обыгрыш пошел, сверху забил, повис на кольце и незначительно дернул. А кольцо было зафиксировано в оргстекле самого щита, и вышло же так, что от вибрации, от сильного нажатия на кольцо произошел надлом. И щит разлетелся на тыщи малеханьких хрусталиков, как граненый стакан. Я не знал даже, что делать. Вроде и классно – таких моментов вообщем не бывает. Все ребята обрадовались: «Воуууу, вот это ты массивно сделал». А Сергей Зозулин на меня поглядел строго и гласит: «Ну вот, будешь платить за щит». А я юный, средств нет – подрастроился малость. Позже меня успокоили, что не нужно платить.

– А в ЦСКА?

– Ну, самая популярная история – это когда я пришел на подписание первого договора. Мы подписываем договор, и я спрашиваю Ватутина: «А кормить-то будут?» Я привык к тому, что в Новосибирске нас кормили. У нас было особое кафе, где мы поправлялись всей командой. И для меня, одинокого парня, это было принципиально. Средств не было.

– Итудис кажется роботоподобным человеком. В команде он как себя ведет?

– Он полностью не бот. Старается быть хладнокровным, ответственным. Что гласить – реальный мужик, серьезный, но справедливый. По тому, как он управляет двухметровыми спецами в плане баскетболе, можно сказать, что он умный человек, образованный. Ему необходимо достигнуть результата, выстроить команду так, чтоб она заработала как единый механизм. Он повсевременно сконцентрирован, заряжен, всегда готов чуть не выйти на площадку.

При всем этом повеселиться он тоже может. Мне очень понравилось на открытии прошедшего сезона. Все три греческих тренера – Итудис, Андреас и Костас – плясали греческий танец сиртаки. Это было прекрасно.

***

– ЦСКА снова проиграл в Евролиге. Вы как-то осмыслили это себе?

– У многих появляются различные мысли на этот счет – итог не достигнут. Мыслей много. Но забиваться в угол и переживать навряд ли стоит. Мне кажется, поражение делает нас только мотивирование и озлобленнее. Клуб с величавой историей побед ставит себе высокие цели. Минимумы достигаются. Но к хотимому мы идем. Я делаю выводы себе и стараюсь направить это себя на пользу.

– Каждый год повторяется одно и то же. Очами игрока это однообразные поражения либо различные? Это проклятье?

– Это не проклятье. Прошедший сезон был первым для нашего тренера, это была 1-ая команда Евролиги. Тренер юный, с амбициями. Но с приходом нового тренера формируется новенькая команда, даже если костяк игроков, выступающих много лет вкупе, сохраняется. Не всегда все выходит совершенно выстроить. Третье место в Евролиге и чемпионство в ВТБ, титул наилучшего тренера в ВТБ – это достойный итог. Согласен, не 1-ое, не 2-ое место, но для первого сезона хорошо. Выступают 32 команды, у всех те же амбиции…

– Но не у всех тот же бюджет…

– Так желание же у всех одно и то же. Можно гласить о том, что кто-то может грузить вагоны за определенную сумму средств, а кто-то колупаться с пробирочками, колбочками, соединять элементы, пробовать получить что-то новое – за одну и ту же самую заработную плату.

По мне разговор о каких-либо неописуемых деньгах не нужен. Можно поглядеть на «Барселону», которая пролетела с не малым бюджетом, на «Панатинаикос», на турецкие команды… Если взять футбол, то там сотки людей получают большие средства, а одолевает все равно одна команда.

– ЦСКА воспринимают как кремлевскую команду. Это отлично либо плохо?

– Если честно, я впервой про это слышу. Мне это приятно. ЦСКА выступает в Москве, на Ленинградском проспекте, до Кремля здесь км 5.

– Понятно, что Сергей Иванов приходит к для вас в раздевалку и разговаривает с командой. О чем он гласит?

– Это было, было. Обычно он поддерживает команду, гласит напутственные слова. Для нас поддержка руководящего состава – это принципиально. Мы осознаем всю серьезность мероприятия, ответственность, которая лежит на каждом игроке ЦСКА.

– Этторе Мессина под конец собственного пребывания в ЦСКА сетовал на то, что не может мотивировать игроков. Была такая неувязка?

– Мне кажется, что у игроков ЦСКА не может быть заморочек с мотивацией. И при Мессине, и при других тренерах. Довольно зайти в зал ЦСКА и убедиться, что для того чтоб достигнуть результатов прошедших лет, придется очень попотеть.

Это он просто бранился, пробовал нас подстегнуть. Это его манера поведения. Его эмоции. Он это делает не из каких-либо странноватых побуждений, без задней мысли… Просто чувственный человек. Ему не все равно было, как мы двигаемся, как прыгаем. Иногда ему не нравилось, как мы живем. Он пробовал нас учить, кое-где направлять, кое-где заставлять мыслить больше, чем мы думаем. Желал сделать нас лучше в баскетболе и в жизни. Время указывает, что он был прав. Может, с ним и было время от времени тяжело, но я ему очень признателен за те познания, которые он сумел мне дать.

– В свое время после 1-го из поражений Антон Понкрашов подрался с Милошем Теодосичем. Теодосич остается одним из самых непредсказуемых игроков в Рф, в команде к этому уже привыкли?

– Кое-где его не понимают, кое-где вопросы задают. Тут принципиальна позиция тренера и то, что он ему позволяет. Здесь важен выбор момента для атаки… Когда ты выбираешь алогичное решение, бросаешь, да к тому же мимо, тогда начинаются вопросы. Когда попадаешь, понятно, что фаворитов не судят…

– Легионер, который изумил больше всех.

– Маркус Пылай. Когда он играл в ЦСКА, уронил на себя 100-килограмовую штангу. Собрался сделать жим лежа, некорректно сделал замок, не закрепил большой палец и указательный, а убрал в стороны. Руки, видимо, были мокроватые, у него проскользнула штанга и свалилась на грудь. Слава богу, мозг не задело. Все обошлось.

***

– Вы в ЦСКА уже девять лет. Историю с НБА уже себе закрыли?

– В прошедшем году у меня была возможность испытать себя там, но это был бы шаг вспять. Это могли быть малые средства. Нужно осознавать, что хоть это и наш возлюбленный вид спорта, но все желают подкармливать свои семьи, все хотят всего наилучшего для родственников. Потому было бы тупо ехать куда-то ради минимума.

Если уж поменять материки глобально, то лишь на наилучшие условия. Тем паче что переезжать куда-то с 2-мя детками – это, как у нас молвят, ужаснее пожара.

– Ваш друг Швед вот возвратился, при этом в «Химки». Вы шутили над ним по этому поводу?

– Да не, самое главное, чтоб он был счастливым. Мне кажется, что он возвратился в другом статусе. Он побывал в НБА, поиграл там, на данный момент приехал домой другим. Надеюсь, что он будет играть отлично, демонстрировать прекрасный баскетбол. Он может.

Соперничества меж нами никакого нет. На площадке это одно дело, у нас различные цели, но за ее пределами… у картишек нет братишек.

– Вас после «Финала четырех» упрекали в том, что вы не кидали из открытых позиций. По делу?

– Есть несколько вопросов к другим бросающим. Есть люди, которые переборщают с этим делом, так, что охото сказать: «Ну, куда ты бросаешь, дай передачу». Кидать нужно в открытых ситуациях – я согласен. Кое-где нужно идти на риск. Но в матчах, где каждый момент на счету, нужно осознавать, что ты не можешь, не имеешь права совершать ошибки. По мне, кое-где дотянуть владение до конца, до последних секунд, в неких моментах важнее, чем совершить поспешную атаку. При резвом нападении нет подбора на чужом щите, и не охото быть зависимым только от процента попадания.

Всегда молвят, что баскетбол – это огромные шахматы. Нужно просчитывать. И время на владение не просто так дано. Необходимо иметь терпение, а стремительная атака нужна тогда, когда она логична и обмыслена.

Я стараюсь играть агрессивнее, облагораживать атаку, но необходимо осознавать, в какой ситуации ты находишься, осознавать, в какой ситуации находятся партнеры. Когда отдаешь передачу, а партнер забивает, то ты получаешь огромную удовлетворенность, чем когда забиваешь сам. У нас в стране все обожают больше даровать подарки, чем получать.

Фото: РИА Анонсы/Алексей Филиппов